Категории раздела

о словаре [6]
как пользоваться словарём, дополнения
А [2]
Б [3]
В [9]
Г [2]
Д [6]
Е [2]
Ж [1]
З [2]
И [1]
К [5]
Л [2]
М [4]
Н [2]
О [1]
П [8]
Р [5]
С [13]
Т [1]
У [1]
Ф [4]
Х [1]
Ц [1]
Ч [1]
Ш [1]
Щ [1]
Э [1]
Ю [1]
Я [1]
зеркала [1]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Счётчик тИЦ и PR




Понедельник, 2017.08.21, 04:45
| RSS
WilStar
Главная
статьи


Главная » Статьи » Староверие Балтии и Польши » Д

Древлеправославная (продолжение)
Древлеправославная (начало)

Особенности вероучения и совр. положение. ДПЦ не имела унифицированной вероучительной позиции. Церк. собор является высшим органом управления ДПЦ. Согласно постановлению 2-го Всероссийского собора христиан-поморцев (1912), "верховное руководство, суд и управление Церкви Христовой, с падением священных чинов Ея, лежит на обязанности составляющих тело Церкви христианских приходов, избранники которых составляют Собор Церкви, руководимый в своих решениях главою Церкви Христом, пребывающим в Церкви до скончания мира".

В уставе ДПЦ Рос. основы вероучения Церкви сформулированы следующим образом:

"Древлеправославная Поморская Церковь является истинной преемницей по Символу Веры "Единой Соборной и Апостольской Церкви" Христовой, исповедующей Троическое Божество и Спасителя мира Господа нашего Исуса Христа. Принявшая исповедание от Восточной-Кафолической Церкви, находящаяся в едином лоне Церковного Русского Православия до реформ Никона в середине XVII в., которые разделили церковное единство русской нации с уклонением Господствующей церкви от Истины. Не отвергающая священства, но лишившаяся его по условиям Последнего Времени и пребывающая под Божественной Благодатью.

Таким образом, Древлеправославная Поморская Церковь, содержащая все догматы и обряды дораскольной Православной Церкви, которые удалось сохранить в условиях вынужденного отсутствия священства, является Православной Церковью старого обряда, не имеющей трехчинной иерархии.

По преемственному завету Соловецкого монастыря и Выговского общежительства, в Древлеправославной Поморской Церкви сохраняются и совершаются избранными мирянами-наставниками таинства крещения и покаяния, церковный брак, обеспечивающий сохранение христианской семьи".

Как уже отмечалось, ДПЦ в отдельных странах имеет свои дух. центры, при кот. действуют ДК или дух.-канонические отделы. В задачи ДК входит разбор канонических и богослужебных вопросов. Основное звено ДПЦ - община верующих. Дух. жизнью поморских общин руководят наст. (дух. наст., дух. о.). 2-й Всероссийский собор христиан-поморцев (1912) определил: "Избрание народное и благословение отца на служение Церкви возводит наставника на почетное и первенствующее место в приходе"; наст. -"нерукоположенный пастырь Церкви". В ДПЦ существует особый чин благословения наст., совершаемый над избираемым общиной кандидатом несколькими наст. (как правило, один из них местный, а др. представляет руководящий орган ДПЦ в стране). Наст. храма именуется старшим наст., а др. наст., если они есть в храме, - дух. о. Столь же строго, как у федосеевцев, у поморцев "соблюдается посуда" (т. е. поморцы не должны пользоваться в быту посудой, предназначенной для людей, не принадлежащих к ДПЦ). Однако деление на "молящихся" и "немолящихся" (т. е., в отличие от "молящихся", не имеющих права во время храмового богослужения петь, читать, молиться вслух и осенять себя крестным знамением) в большинстве общин ДПЦ в разных странах отсутствует; подобное деление встречается в основном у пожилых членов общин Сибири и дух.-каноническим отделом Рос. Совета ДПЦ не приветствуется. На исповеди наст. может временно запретить участие в обществ. молитве в случае "мирщения" (т. е. несоблюдения поморцами некот. религ. норм ДПЦ; "замирщенный" — значит "слабый в вере христианин", ведущий неумеренный, порочный образ жизни и пр.). Однако за последние годы в Московской поморской общине, имеющей репутацию либеральной, а также во мн. "западных" (еще более либеральных) общинах ДПЦ Литвы и Латвии подобных случаев не было. Практика эта присуща тем же сибирским общинам Рос. В отличие от безбрачных федосеевцев поморские наст. читают проповеди. Обязанностью причетника является чтение богослужебных книг, пение на клиросе и вообще участие во всех богослужениях. Причетник при богослужении в храме обязан подчиняться наст.

Подготовка наст. и причетников осуществляется индивидуально, так как в настоящее время ДПЦ не имеет специального постоянно действующего дух. учебного заведения и учреждение такого учебного заведения является одной из самых важных задач Церкви. У поморцев не было постоянных дух. семинарий до 1990-х. Дух. курсы при Петербургской Невской общине начали действовать в 1995 и становятся основным образовательным центром рос. поморцев. Среди нескольких сотен наст. ДПЦ в разных странах лишь немногие пастыри получили систематическое дух. образование в Московской дух. семинарии РПЦ и Рижском дух. стар. училище (1989-1994; зачислено 32 чел., окончило всего 10). Это осложняет задачу начального религ. просвещения и обучения богослужебным навыкам, а также не способствует возникновению богословской школы, формированию высокообразованных стар. богословов. Для ДПЦ др. стран важным является опыт Латвии и Литвы по созданию церк.-приходского обучения (преподавание Закона Божия в гос. школах; воскресные церк. школы, вечерние курсы, молодежные кружки и пр.).

До 1-й мировой войны в Рос. имп. полемика между ДПЦ и др. стар. религ. орг-циями велась весьма интенсивно и организованно на публичных диспутах между поморцами и поповцами, на страницах стар. период. печати, в соч. стар. авторов и пр. В настоящее время отношения ДПЦ с др. стар. течениями характеризуются едва ли не полным прекращением религ. полемики, кот. ведется преимущественно на уровне межличностных связей. При этом сохраняется строгое разделение в религ. жизни, отсутствие молитвенного и богослужебного общения. Выходцы из др. христианских деноминаций, кроме федосеевцев и филипповцев, перед вступлением в ДПЦ должны принять новое ("истинное") крещение. Это отношение к др. вероисповеданиям вытекает у ДПЦ из учения об антихристе. Перекрещивание производится и в том случае, если к ДПЦ присоединяется кто-либо из поповцев или беспоповцев-неперекрещенцев на том основании, что все они принимают в свои течения прихожан Московской патриархии вторым (через миропомазание) или третьим (через отречение от ересей) чином. Федосеевцев и филипповцев, переходящих в ДПЦ, при приеме не перекрещивают, а налагают "необременительную епитимию", согласно постановлению 1-го Всероссийского собора христиан-поморцев в Москве (1909), утвержденному на соборе СПЦ в Вил. (1974). Федосеевцы же присоединяют поморцев первым чином (через крещение), как прихожан РПЦ или некрещеных. Поповцы присоединяют беспоповцев вторым чином (через миропомазание). Во всех стар. течениях строго запрещается совместное моление со стар-дцами др. течений, трактуемое как молитвенное общение с еретиками.

Конфликты между разными стар. течениями немногочисленны: неофициальную болезненную реакцию вызвало переиздание Рос. Советом ДПЦ книги известного поморского начетчика Л. Ф. Пичугина "Старая вера" (Москва, 1991; первое изд. - 1914); остался без ответа протест Рос. Совета ДПЦ в связи с публикацией в СЦК на 1993 Русской Православной Старообрядческой Церкви статьи епископа Кишиневского и всея Молдовы Зосимы, в кот. говорится об еретичестве беспоповцев. В 1990-х поморцы московского и некот. др. регионов Рос. занялись, по сведениям разных авторов, активным миссионерством в среде др. стар-дцев. Это привело к обострению отношений между поморцами Рос. и др. стар. орг-циями, в первую очередь федосеевцами. Заметим, что в течение XX в. шел интенсивный процесс перехода общин из федосеевского в брачное поморское согласие. По мнению некот. наблюдателей, в ответ на это начался обратный процесс, а также привлечение поморцев в единоверческую Церковь - особенно в 1998—2001 в Рос. и Латвии. Последовала реакция и Московской Преображенской общины, кот. с 1991 прекратила свое участие в издании общего с поморцами СЦК, а с 1995 начала выпускать свой календарь и переиздала две брошюры нач. XX в. с критикой поморского учения о бессвященнословном браке.

В то же время на стар. самосознание существенно повлияли многолетние гонения со стороны гос-ва, а также значительный спад религиозности в разных обществах. Это способствовало осознанию необходимости сотрудничества стар-дцев разных течений, гл. обр. в Рос, где не только действуют общины и религ. орг-ции разных стар. течений, но и сами стар-дцы неизбежно вступают в более или менее тесное социальное взаимодействие. Опыт деятельности смешанных стар. научных орг-ций, таких как Историко-богословское общество, Старообрядческий исследовательский центр в Москве, интернетовские проекты, показывают, что на практике осуществимо сотрудничество стар. ученых и церк.-обществ. деятелей разных течений.

Наиболее острые конфликты в совр. поморстве происходят в Латвии и Литве не между разными согласиями, а внутри ДПЦ. С 1994 по 2001 продолжался конфликт в Центральном Совете ДПЦ Латвии. В его основе лежало противостояние двух противоборствующих групп, возглавляемых старшим наст. РГСО (до 2002) И. Миролюбовым я наст. 1-й Д-пилсской общины А. Жилко. После выхода РГСО из состава Центрального Совета ДПЦ Латвии (16 сент. 2001) и смещения наст. И. Миролюбова с должности старшего наст. РГСО (2002) действует один центральный орган ДПЦ во главе с и. о. предс. Центрального Совета А. Михайловым, объединяющий большинство поморских общин страны. С июня 2002 во главе РГСО встал наст. Т. Кустиков. Согласно постановлению внеочередного собрания членов РГСО (14 июня 2002), быв. старший наст. И. Миролюбов "более не принадлежит традиционному вероисповеданию поморских старообрядцев, следовательно перестал быть членом РГСО". И. Миролюбов был освобожден от всех должностей. Это было результатом неординарного события в РГСО в апр. 2002, когда в помещениях общины единоверческий священник о. Петр совместно со старшим наст. И. Миролюбовым, грубо нарушив поморскую традицию и устав РГСО, провели, по словам рижских поморцев, "экуменическое богослужение и совершили таинства, несовместимые с вероисповеданием латвийских староверов". Бывшие руководители РГСО сочли свое смещение неправомочным и через гражданские суды пытаются (на нач. 2004 без успеха) добиться восстановления в должностях.

Нестроения в ВСС ДПЦ Литвы развились после распада СССР и ухода со своих постов быв. предс. ВСС И. И. Егорова и предс. ДК И. И. Никитина. Противостояние двух конкурирующих групп, возглавляемых наст. Вил. общины (до 2001) В. Васильевым и быв. прихожанином Вил. общины Н. Пильниковым продолжалось с 1995 по нач. 2002. В ходе конфликта образовались два параллельно существующих и не признающих друг друга ВСС Литвы, из кот. литовские власти зарегистрировали только возглавляемый Н. Пильниковым. Оба ВСС созывали соборы (съезды) и используя поддержку светской прессы, печатали и распространяли многочисленные материалы, направленные на взаимное обличение. В настоящее время в Литве действует один орган управления ДПЦ Литвы - Высший Совет во главе с М. Семеновым, избранным на соборе ДПЦ в Вил. (февр. 2002). Он объединяет все поморские общины страны, кроме небольшой группы староверов во главе с В. Васильевым, смещенным с должности наст. Вил. общины (июнь 2001) и отлученным от Церкви на 7 лет (2002). Быв. руковод. Вил. общины сочли свое смещение неправомочным, не признают постановлений ДК ДПЦ Литвы и через гражданские суды стремятся вернуться к руководству общиной. Одновременно с этим они создали и зарегистрировали в Министерстве юстиции вторую Вил. общину, кот. они считают преемницей традиционной Вил. общины, созданной в 1825, и пытаются образовать параллельный орган церк. управления путем создания хотя бы еще одной новой общины или склонения на свою сторону какой-либо из существующих.

Складывается впечатление, что в условиях отсутствия строгой централизации и общепризнанного дух. лидера церк. конфликты становятся подобием полит. борьбы светских партий, где критерием истины служит победа на выборах. Руководство ДПЦ Рос. предпочитает не вмешиваться в балтийские события, но не раз высказывала свою обеспокоенность негативными процессами в ДПЦ Латвии и Литвы, а также практикой совершения причастия некот. прихожанами и членами совета РГСО единоверческим священником Московского патриархата.

Стремясь перед лицом таких испытаний организовать реальное взаимодействие между ДПЦ разных стран, поморские орг-ции и общины вступили в активное сотрудничество. В июне 2001 в Петербурге был создан Единый совет ДПЦ, объединяющий дух. центры и отдельные общины на террит. различных гос-в. В состав Единого совета ДПЦ входят поместные объединения ДПЦ: Рос. Совет ДПЦ, Центральный Совет ДПЦ Латвии, ВСС Литвы (тогда во главе с Н. Пильниковым), Центральный Совет ДПЦ Бел., ВСС в Польше. Ведется поиск приемлемого для всех юридического статуса этого совета. В 2001 было решено образовать редколлегию Единого совета ДПЦ в составе объединенных редколлегий КДПЦ (Москва) и СЦК (Д-пилс). Поэтому с 2002 КДПЦ выходит как издание Единого совета ДПЦ и распространяется во всех странах, где проживают поморцы. Это является важным фактором, реально объединяющим ДПЦ. Еще одной задачей совета стал диалог с общинами стар-дцев-беспоповцев, признающих ДПЦ в качестве единой и апостольской Церкви. В поморской печати выдвигался вопрос о целесообразности созыва поморского собора с участием представителей общин всего мира. Отношение ДПЦ к экуменическому движению отрицательное, хотя поморцы - наиболее либеральные из беспоповцев. Именно поморцы наиболее активно откликнулись на попытки РПЦ, предпринимаемые с 1998 (и еще ранее с 1971, но затем приостановленные), наладить диалог со стар-дцами. После развала СССР взаимодействие между ДПЦ и Московской Патриархией можно характеризовать как малоактивное. Как в ДПЦ, так и в РПЦ существуют умеренно-либеральные и радикально-консервативные круги церковнослужителей и мирян, взаимодействие кот. внутри определенной церк. орг-ции влияет и на развитие этих отношений. После сов. периода ДПЦ слишком ослаблена и перегружена проблемами обеспечения своей жизнедеятельности, чтобы выступать инициатором или полноценным участником как диалога, так и полемики с Московской Патриархией. Такой диалог если и ведется, то на уровне личных связей отдельных наст. и мирян, а не как реализация определенной церк. политики. Совр. поморская печать, сурово обличая патриарха Никона, его реформу, гонения стар-дцев в царской и сов. Рос, редко высказывается о Московском Патриархате и каких-либо аспектах его деятельности в настоящее время. Вместе с тем до конца 1990-х РПЦ, по мнению стар-дцев, придерживалась нигде официально не сформулированной политики "замалчивания" в отношении стар-ства в целом. Постановление Синода РПЦ от 28 дек. 1998 обозначило "важное направление развития взаимоотношений со старообрядчеством". Но будет ли это означать существенную перемену в политике РПЦ, пока неизвестно. 3 июня 1999 тогдашний предс. Центрального совета ДПЦ Латвии (один из двух параллельных руководящих органов ДПЦ Латвии) наст. И. Миролюбов и предс. Отдела внешних церк. связей РПЦ митрополит Кирилл (Гундяев) подписали совместный меморандум. Задачей его было "развеять слухи об измене древлеправославию и попытке объединить старообрядцев с РПЦ". Далее говорилось о том, чтобы "впредь категорически избегать по отношению к друг другу и к обычаям и обрядам оскорбительных и неодобрительных выражений <...>, призвать духовенство РПЦ учитывать в своей практической деятельности решения Московских поместных соборов 1971 и 1988 годов <...>, относиться с пониманием и одобрением к существованию в лоне РПЦ приходов старого обряда <...>, не допускать порицательных выражений по отношению к придерживающимся старого обряда в лоне РПЦ <.. .>, создать при ОВЦС комиссию по рассмотрению возникающих вопросов и координации действий РПЦ и ДПЦ Латвии, с возможностью вхождения в нее представителей от других течений беспоповства <...>". Однако дальнейшие события - совместная молитва с единоверцами в Успенском соборе Московского Кремля, резко противоречившая традициям и каноническим нормам поморцев, мнения о приемлемости священства, появившиеся в поморской печати и педагогической практике стар. школы в Р., практика принятия причащения в здании храма РГСО (2002) - весьма осложнили взаимоотношения между ДПЦ и РПЦ, а также способствовали дискредитации самой идеи церк. диалога, кот. в итоге была воспринята поморцами как попытка склонить к переходу в "инославие". В 2001—2002 руковод. центральных органов и общин ДПЦ, с уважением относясь к деятельности РПЦ, ее роли в жизни рус. народа и гос-ва, участвуя в совместных действиях в области повышения обществ. морали и пр., заняли более жесткую линию во взаимоотношениях с РПЦ и др. течениями рус. правосл.

В этом контексте положительным является пример сотрудничества между Рос. Советом ДПЦ, Московской поморской общиной, Московской Преображенской общиной и приходом Св. Николая Московского Патриархата, совместно учредившими в 1992 общую орг-цию - Совет церк. приходов Преображенского монастыря, - поддержанную патриархом Алексием II при решении вопроса о передаче Совету монастырских зданий. Его цель - восстановление быв. Преображенского федосеевского монастыря. Можно предположить, что многолетнее плодотворное сотрудничество в рамках этого Совета, ведущего большие ремонтно-реставрационные работы, обеспечивается ограничением его деятельности вопросами восстановления монастырского ансамбля, не затрагивающими межконфессиональных разногласий.

Изменения взаимоотношений между стар-ством и РПЦ (начиная с 1905) существенно повлияли на судьбу единоверия. До 1-й мировой войны единоверие состояло из стар-дцев, присоединившихся к синодальной Церкви; оно было основой и инструментом антистарообрядческой миссионерской деятельности. Совр. единоверческое движение в РПЦ, начавшее развиваться со втор. пол. 1980-х, практически не имеет прямой преемственности с прежним. У совр. единоверия др. функции. Это своего рода "внутренняя эмиграция" в РПЦ из числа неприемлющих обрядовые нововведения, как времен Никона, так и последних десятилетий. Как показывают недавние события в жизни поморцев Латвии, не исключены попытки перехода в единоверие также отдельных староверов. ДПЦ считает иерархию Московской Патриархии неканонической, а единоверческих священников, как и священнослужителей РПЦ, - по сути мирянами. Отсюда следует вывод о практической бесперспективности попыток церк. объединения.

Однако в целом совр. межрелигиозные отношения между ДПЦ и РПЦ, несмотря на канонические разногласия и ряд проблем в области религ.-обществ. отношений, характеризуются намного большей терпимостью, нежели в период до 1917.

Численность и распределение по странам. По разным оценкам, до 1-й мировой войны численность поморцев в Рос. имп. составляла 1,5-2 млн. (в то время как федосеевцев было 2-2,5 млн.) В настоящее время численность поморцев в Рос. оценивается примерно в 0,8—1 млн., в Бел. - ок. 50 тыс., в Эстонии - до 5 тыс., в Латвии - 70-80 тыс., в Литве - 42-47 тыс. (по данным переписи населения 2001 свыше 27 тыс.), в Польше — до 2 тыс. Поморские общины (отдельные группы) имеются также на Украине, в Молдове, Казахстане, Киргизии, Германии, США, Канаде, Аргентине, Бразилии, Австрии и др. странах.

Т. о., большинство поморцев находится в Рос, мн. их в Латвии, Литве, Бел. и на Украине. Всего в мире, по предварительным данным, насчитывается 1-1,2 млн. поморцев.

На террит. Рос. действует более 200 общин ДПЦ, в Латвии - 67, Литве - 59, на Украине -45 (в 1996 было 18), в Бел. - 37, Казахстане -18 (в 1996 было 10), Эстонии - 11, Польше -4, США - 4, Киргизии (Кыргыстане) - 3, Молдове - 1. Крупнейшие общины (по числу ежегодно бывающих на исповеди)Московская (ок. 10 тыс. чел.; всего ок. 30 тыс. прихожан), РГСО (5—7 тыс. чел.; всего ок. 20 тыс. прихожан), Нижегородская (ок. 7 тыс. чел.), Петербургская Невская (ок. 8 тыс. чел.), Вил. (4,6-5 тыс. чел.; всего до 15 тыс. прихожан), Рез. (ок. 4 тыс. чел.) и пр.

Средства массовой информации (на 2003-нач. 2004). До сер. 1990-х роль официального органа ДПЦ долгое время выполнял СЦК, издаваемый в Р. В 1996 Рос. Совет ДПЦ стал выпускать свой "Календарь Древлеправославной Поморской Церкви". С 2002 в Москве выходит (первый после 1995) объединенный КДПЦ; издатель - учрежденный в июне 2001 Единый Совет ДПЦ, а редколлегия образована в составе объединенных редколлегий КДПЦ (Москва) и СЦК (Д-пилс). Гл. ред. - наст. О. И. Розанов. КДПЦ распространяется во всех странах, где проживают поморцы.

С 1989 в Санкт-Петербурге выпускается "Извещение Российского Совета ДПЦ". Издатель - Рос. Совет ДПЦ, гл. ред. - наст. О. И. Розанов. Заявленная периодичность ва раза в год; тираж- 150—1000 экз. Основное содержание составляет официальная хроника. В отличие от КДПЦ, в открытую продажу не поступает.

"Старообрядческие вести" - непериодическое газетное издание Информационного отдела интернет-сайта "Современное Древлеправославие" (http://www.staroobrad.ru открыт 7 сент. 2002), издаваемое в Москве; ред. А. Безгодов. В февр. 2004 вышел № 5-6 (9-10); тираж - 700 экз. Как и интернетовский сайт, в основном содержит официальную и неофициальную хронику совр. древлеправославия, а также сведения по истории всех его течений (ветвей).

В настоящее время у поморцев Латвии имеется несколько своих изданий. Старообрядческое общество Латвии в Р. издает период. издание газетно-журнального формата "Поморский вестник " (пробный выпуск вышел в мае, первый номер - в авг. 1999). Учредителями являются РГСО и Старообрядческое общество Латвии. Периодичность издания - в среднем 3—4 выпуска в год. Гл. ред. — Илларион Иванов. Общая направленность издания вероучительная и культурнопросвет. Свой большой культурно-информационный сайт (http://www.belovodije.com)есть у обществ. орг-ции Южнолатвийский старообрядческий культурно-просвет. фонд "Беловодье" (действует с весны 2000; предс. общества - Валерий Плотников, Екабпилс).

Кроме соучастия в издании КДПЦ, 1-я Д-пилсская (Новостроенская) община имеет свой сайт (http://www.staroverec.lv) и выпускает непериодическое газетное изд. молодых причетников "Щит веры" (с весны 2000). Гл. ред. - наст. А. Жилко, ред. - О. Арышева. Газета знакомит своих читателей с историей и текущей жизни ДПЦ, а также особое внимание уделяет критике учений сектантских образований. С сент. 2000 Культурно-просветительское общество имени И. Заволоко в Р. издает рус. стар. непериодическую газету "Меч духовный". К нач. 2004 издан 11-й номер. Ред. - П. П. Алексеев. На страницах газеты печатаются статьи по идеологии староверия, истор. и совр. религ.-обществ. жизни стар-дцев Балтии.

В настоящее время стар-дцы Литвы, Польши и Эстонии своих период. изданий не имеют, но пользуются и печатают отдельные материалы в поморских изданиях Рос. и Латвии. У стар-дцев Эстонии имеется свой сайт (http://www.starover.ee), где, наряду с материалами Союза старообрядческих общин Эстонии, освещается и их истор.-культурная жизнь.

· Ист.: Деяния первого собора 1909; Деяния собора 1991; Егоров И. И., История старообрядчества (1990-е гг., рукопись); КДПЦ 2002, с. 3-7; Устав ДПЦ Литвы (2002 г.), Личный архив автора; "Хроника событий в Рижской Гребенщиковской общине 2002-2003 гг.". Поморский вестник, 2003, № 1 (10), февраль-март, с. 11; Поморский вестник, 1999, № 1, с. 12. Лит.: Агеева Е. А., Мальцев А. И., Юхименко E. М., "Беспоповцы", Православная энциклопедия, т. IV: Афанасий—Бессмертие. Москва, б. г. [2002], с. 702-724; о. Алексей Жилко, "Гайковский собор Древлеправославной Поморской Церкви Латвии", КДПЦ 2002, с. 81-83; Егоров И. И., Миролюбов И. И., "Современное положение Древлеправославной Поморской Церкви", СЦК 1985, с. 33-35; КДПЦ 1999, с. 12; Заволоко 1990; Нильский 1869; Поташенко 1999; Прозоров 2002; Современная религиозная жизнь России. Опыт систематического описания, т. 1, отв. ред. М. Бурдо, С. Б. Филатов. Москва, 2004, с. 212-225; Старообрядчество 1996, с. 94-101, 217-222, 229-230; Шахов 1997; Шахов 2001, с. 219-245; Юхименко 2002; Iwaniec 1977; Jaroszewicz-Pieresławcew 1995; Podmazovs 2001; Robson 1995. Г.П.
-----------------------------11191761226726 Content-Disposition: form-data; name="sort" 50
Категория: Д | Добавил: - (2008.05.09)
Просмотров: 1505

Copyright MyCorp © 2017