Категории раздела

о словаре [6]
как пользоваться словарём, дополнения
А [2]
Б [3]
В [9]
Г [2]
Д [6]
Е [2]
Ж [1]
З [2]
И [1]
К [5]
Л [2]
М [4]
Н [2]
О [1]
П [8]
Р [5]
С [13]
Т [1]
У [1]
Ф [4]
Х [1]
Ц [1]
Ч [1]
Ш [1]
Щ [1]
Э [1]
Ю [1]
Я [1]
зеркала [1]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Счётчик тИЦ и PR




Суббота, 2017.04.29, 17:31
| RSS
WilStar
Главная
статьи


Главная » Статьи » Староверие Балтии и Польши » Д

древлехранилище

ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩЕ ПУШКИНСКОГО ДОМА является частью Рукописного отдела ИРЛИ (Пушкинского Дома) в Санкт-Петербурге. Основано в 1949 по инициативе доктора филологических наук Владимира Ивановича Малышева (° 1910; • 1976), бессменного хранителя собрания древнерус. рукописей Пушкинского Дома до 1976. Основной источник пополнения Древлехранилища - археографические экспедиции в сев. и сев.-зап. р-ны европейской части СССР, в т. ч. в Эстонию, Латвию и Литву. В настоящее время в ДПД сосредоточено ок. двенадцати тыс. рукописей ХII-ХХ вв., представляющих все жанры древнерус. письменности, а также памятники крестьянской (преимущественно стар.) рукописной книжности последующих столетий. В собрании ДПД находятся такие уникальные памятники древнерус. письменности, как Пустозерский сборник И. Н. Заволоко, содержащий автографы жизнеописаний протопопа Аввакума и инока Епифания и полемический рисунок Аввакума, список "Слова о погибели Русской земли" XVI в., Архангелогородский и Пинежский летописцы, Евангелие, переписанное царевной Софией Алексеевной, и мн. др. памятники. Все рукописные материалы ДПД подразделяются на: 1) террит. собрания, 2) личные коллекции, 3) фонд отдельных поступлений.

 

Сейчас в ДПД представлено 17 террит. собраний, насчитывающих более шести тыс. рукописей XIV — XX вв., 34 личные коллекции, крупнейшая из кот. - коллекция академика В. Н. Перетца (672 рукописи XII — XIX вв.). Фонд отдельных поступлений составляет более 800 единиц хранения XIV — XX вв. В ДПД представлены три собрания, в кот. содержатся материалы, полученные во время археографических экспедиций в Латвии, Литве и Эстонии. Это Латгальское собрание, основанное в 1973 и состоящее по данным, опубликованным в 1992, из 461 единицы хранения, Причудское собрание, формируемое с 1958, в кот. по данным на 1982 хранилось 78 рукописей, и коллекция И. Н. Заволоко, основанная в 1974 и состоящая из 356 единиц хранения. Литов. по происхождению материалы хранятся в Латгальском собрании, их немного - 13 книг, среди них безусловный раритет - список "Дегуцкого летописца". Наряду с рукописными материалами в ДПД имеется собрание старопечатных книг кирилловского шрифта, лубочных и гектографированных изданий, а также настенных листов и прорисей (386 единиц хранения).

·        Лит: http://www.literature.ru/structure/drevle.shtml (25 апреля 2004 г.); Бударагин В. П., Маркелов Г. В., "Новые поступления в Древлехранилище Пушкинского Дома (1981—1987 гг.)". Древлехранилище Пушкинского Дома: Материалы и исследования, Бударагин В. П. и др. (ред.). Ленинград, 1990, с. 3-6; Дмитриев Л. А., "Археографические экспедиции Института русской литературы (Пушкинского Дома) АН СССР", Вопросы собирания, учета, хранения и использования документальных памятников истории и культуры, ч. 2: Памятники старинной письменности, сост. Морозов В. В. Москва, 1982, с. 17— 22; Маркелов Г. В., "Коллекция рукописей И. Н. Заволоко в Древлехранилище Пушкинского Дома", Куликовская битва и подъем национального самосознания (ТОДРЛ, т. XXXIV). Ленинград, 1979, с. 377-387; Маркелов Г. В., "Латгальская рукописно-книжная традиция: Материалы к изучению", ТОДРЛ, т. XLII. Ленинград, 1989, с. 410— 438; Маркелов Г. В., "Латгальская экспедиция 1988 г.", ТОДРЛ, т. XLV. Санкт-Петербург, 1992, с. 461-466; Маркелов Г. В., "Латгальские рукописные находки 1981 и 1982 гг.", ТОДРЛ, т. XXXIX. Ленинград, 1985, с. 426-443; Маркелов Г. В., "Поездка за рукописями в Латвию", "Слово о полку Игореве" u памятники древнерусской литературы (ТОДРЛ, т. XXXI). Ленинград, 1976, с. 371-372.; Маркелов Г.В., "Прибалтийские находки 1977 года", Куликовская битва и подъем национального самосознания (ТОДРЛ, т. XXXIV). Ленинград, 1979, с. 365-368.; Маркелов Г. В., Фролов С. В., "Археографические экспедиции Пушкинского дома в Латвию", ТОДРЛ, т. XXX. Ленинград, 1976, с. 352-356. Н. Морозова


ДУБЯНСКАЯ (ДУБИНЯЙСКАЯ) ОБЩИНА, создана стар-дцами в 1907 в двух имениях - Дубяны и Дубяны-Убессы (Шавельский у. Ков. губ.; ныне Шяуляйский р-н Литвы). Стар-дцы из др. уездов Ков. и Вил. губ. и небольшое количество из Бобруйска, при участии властей и Крестьянского банка купили земельные участки и создали здесь новое крупное рус. поселение: 13 стар. усадеб почти на 400 десятинах земли в Дубянах и 78 усадеб - 63 из них стар., остальные 15 православные — в Дубянах-Убессах (В 1906 ков. стар-дцы обратились к имп. Николаю II с просьбой разрешить им селиться на гос. землях или землях Крестьянского банка, предложив взамен уступить местным крестьянам свои одиночные наделы; позже, по закону о земельной реформе 1922 в Литве эти земли были национализированы). В первое время стар-дцы молились в обоих имениях, приспособив для богослужений помещения быв. дворянских усадеб. До 1914 наст. был И. И. Поздняков (1907-1917).

 

В 1920-1930-х численность ДО возросла. В моленной служили и. о. наст. А. И. Поздняков (1917-1920), дух. о. Ф. М. Смирнов (1920-1922), Исай Шнурков (1922-1928), Карп Кириллович Черняков (1928-1932), Т. Г. Мишеников (1932-конец 1940-х). В конце 1930-х ДО насчитывала 579 прихожан. В 1932 в дер. Дубяны был построен дерев. храм на каменном фундаменте. По рассказам современников, "отремонтировали помещичью клеть, кот. была оставлена рус. прав-ством для храма". До того молились в общественном доме. Храмовой праздник — Св. Петра и Павла (12 июля). Дети стар-дцев посещали начальную школу в Дубянах, где преподавался и Закон Божий. В нач. сент. 1935 наст. ДО получил циркуляр от нового ЦСС Литвы, в кот. писалось: "По случаю 60-летнего юбилея Его Высокопревосходительства г-на Президента Республики, Центральный Совет предлагает Вам 9 сентября с. г. после часов отслужить молебен. После молебна наставнику прочесть прихожанам о жизни и деятельности г-на Президента Республики. Кроме того, приходскому совету устроить торжественное заседание, на котором также пояснить о 60-летнем юбилее г-на Президента Республики". В тот день по предложению ЦСС торжест. молебен служили и по случаю очередной годовщины независимости Литвы.

 

Во время нацистской оккупации храм ДО не был закрыт. В послевоенное время численность прихожан ДО, как и многих др. сельских общин Литвы, заметно снизилась: в течение 45 лет сократилась почти в 6 раз (с 600 чел. в 1949 до 100 в 1996). В конце 1940-х и нач. 1950-х ДО испытывала давление со стороны местной администрации. Инструктор Куршенского райкома Хохлов оскорблял верующих и угрожал дух о. И. Звездову: "Скоро всем верующим будет конец, никто при советской власти не будет молиться". В 1960-1970-е численность ДО резко сократилась в результате проведения мелиоративных работ, выселения из хуторов в поселки, а также миграции стар-дцев в Радвилишкис, Шяуляй и др. города Литвы. Молитвенный храм остался в стороне от дер., к тому же неоднократно обворовывался. В 1990-х при поддержке ВСС ДПЦ Литвы храм был обновлен и ныне находится в добротном состоянии. С нач. 1980-х в нем изредка совершались религ. требы, гл. обр. панихиды.

 

Долгое время в ДО служил наст. Илларион Максимович Звездов (1946-1982), участник собора СПЦ 1974 в Вил. После него своего наст. не было. ДО духовно опекали наст. Смильгяйской общины Л. Шпак, начиная с конца 1980-х - наст. Клайпедской общины Г. Л. Легензов, изредка - Е. Рыбаков из Паневежиса. Ныне общину, ведущую свою историю с нач. XX в., составляют ок. 30 семей. Предс. совета ДО - Александра Куприяновна Спиридонова (с конца 1980-х).

 

Небольшое общинное кладбище, основанное в нач. XX в, находится ок. дер. Дубиняй. Здесь похоронен дух. о. И. М. Звездов (° 1900; • 1982).

·        Ист.: LVA. F. R-181. Ар. 2. В. 39. L. 6; LVA. F. R-181. Ар. 1. В. 57. L. 10-15; LVA. F. 1215. Ap. 1. B. 1169. L. 72-73; Наставникам старообрядческих приходов в Литве, ЦСС в Литве, 12февраля 1935 г., Каунас (копия), Личный архив автора; Собрание материалов (Интервью с А. К. Спиридоновой, дер. Дубиняй, Шяуляйский р-н. Записал Г. Поташенко, 29 июня 1998 г.); Историческое наследие (Дубянская община, 25 августа 2001 г.). Лит.: Станкевич 1909а, с. 120-140; Navardauskas 2003. Г.П.


ДУДИШКСКАЯ ОБЩИНА, одна из древнейших в южной Литве. Создана в 1763 в дер. Дудишки (Трокский пов. Трокского воеводства ВкЛ; ныне Кайшядорский р-н Литвы). Сначала была федосеевской, а вероятно, со втор. пол. XIX в. - поморской брачной. Ранняя история ДО малоизвестна. Архивные материалы также подтверждают сведения о том, что великорусы в первой пол. XVIII в. жили в Трокском пов. Позже ДО постепенно росла. В нач. XIX в. в Трокском у. Вил. губ. было не менее 47 поселений, где жили рус. удишки, Данилишки, Стравеники помещиков Ремера и Огинского и мн. др. В 1820-х в Трокском у. проживало ок. 1400 рус. "податного сословия" (неполные данные; большинство - стар-дцы). В Дудишках и некот. др. дер. жили рус, а вокруг были катол. польск. и литов. поселения. До настоящего времени местные стар-дцы сохранили память о давнем заселении дер. Дудишки и времени постройки храма: "еще при царе, или даже раньше". В 1866 в дер. Дудишки (польск. Dudiszki) было 5 усадьб и 50 жит., в 1897 - 75 жит.

 

В 1920-1930-х ДО была частью СЦ Литвы. Наст. были Артамон Крылов (в февр. 1928 по решению ДК отстранен от должности); после него - Стефан Сосунов (1880-ок. 1949). Богослужения проводили в дерев. храме, построенном до 1914. Храмовой праздник - Св. Николы (22 мая). В 1937 ДО насчитывала 406 прихожан. В 1931 в самой дер. Дудишки было 20 усадеб и до 100 жит., в 1932 дер. разбита на хутора. Стар-дцы занимались гл. обр. земледелием, преобладали мелкие хоз. - от 6 до 16 га земли. В ДО появились и сторонники коммунист. движения. До 1940 в дер. Дудишки был один член подпольной КП Литвы. В 1941, после оккупации Литвы, секретарем Дудишкской комсомольской орг-ции был Л. Булъбов. Однако большинству стар-дцев было совершенно неприемлемо агрессивное безбожие коммунист. СССР (всей правды о массовых репрессиях сов. власти тогда еще не знали).

 

В 1941 "от свечи" сгорел дерев. храм. Община приступила к строительству каменного храма, кот. было завершено после 1945. В этот период молились по частным домам: у Игнатия Бульбова или Василия Дорчанова. Во время немецкой оккупации и в послевоенные годы пострадала часть прихожан ДО. Мн. были вывезены на принудительные работы в Германию. В 1944 часть мужчин мобилизовали в сов. армию, некот. погибли на фронте. Среди них: братья Корсаковы, Т. Кудряшов, Я. Крылов и др. После 1944 втор. советизация Литвы также сопровождалась массовыми депортациями населения. В Сибирь вывезли и прихожан ДО - семью Дорчановых и др. Прихожане ДО пострадали и от отрядов антисов. партизанского движения: расстреляны 18-летний уполномоченный Пакуонской милиции Аникий Суринин (1944), 83-летний Яков Дорчанов и его сын Андрон (9 янв. 1945), семья Фалилея Кудряшова, Марк Суринин (1948), предс. Круоняйской апилинки и др. 1944-1953 были очень тяжелыми - война после войны. Мн. рус. не были настроены ни против сов. власти, ни против идеи независимости Литвы. Но все же некот. стали идейными коммунистами, а некот., пострадав от "лесных братьев", шли на службу в НКВД, вступали в отряды "народных защитников" ("ястребки"). Литов. патриоты считали их пособниками оккупантов и преследовали по военным законам как "предателей", а рус. почти все воспринимались ими как ненадежные.

 

В 1950 наст. Мелетий Савельевич Павлов по собственному желанию отказался от служения в ДО. Вместо него ВСС в Литов. ССР утвердил 3. И. Алексеева зам. наст., а с 1952 по нач. 1960-х - наст. в ДО. После него долгое время ДО обслуживал наст. Михаил Давыдович Гаврилов (нач. 1960 — сер. 1980-х), участник собора СПЦ 1974 в Вил. Головщиком был Аврамий Суринин (• 1994), исполнявший обязанности предс. совета ДО. В 1949 ДО насчитывала ок. 500 прихожан. В дер. Дудишки было 22 усадьбы и 108 жит. (1947); стар-дцы также проживали и в окрестных дер. Скарбишки (Скарбишкес), Дембняки (Дубнекай), Застенок, Кубиляй и пр. В конце 1940-1960-х быстро сокращалась численность прихожан. Коллективизация и урбанизация способствовали тому, что мн. местные стар., особенно молодого возраста, уезжали в Кайшядорис, К., Вил., некот. - в Борисов. В 1970-1980-х отток населения из сельской местности продолжался. ДО пришла в упадок. С сер. 1980-х не было своего наст., прихожан осталось мало, богослужения и церк. требы проводились редко, из храма была украдена большая часть икон. В 2000 дер. Дудишки почти опустела - осталось 6 усадеб и 8 жит. Оставшиеся прихожане ДО посещают ближайшую Муро-Стравенинкскую общину.

 

Небольшое общинное кладбище, основанное, предположительно, в XVIII в. находится в дер. Дудишки. На кладбище есть старые заброшенные надгробия. Здесь похоронены трагически погибшие в послевоенные годы Аникий Суринин (◦ 1926; • 1944), Андрон Яковлевич Дорчанов (◦ 1911; • 1945), Яков Никитьевич Дорчанов (° 1862; • 1945) и др.

·        Ист.: Протокол заседания Духовной комиссии при ЦСС Литвы, 21—23 февраля 1928 г. (копия), Личный архив автора; РГАДА. Ф. 248. Оп. 7. Кн. 397. Л. 1180-1190; Собрание материалов (Интервью с наставником 3. И. Алексеевым, дер. Муро-Стравенинки; Захарием Сурининым (° 1932), дер. Дудишки, Кайшядорский р-н, 17 июля 1997 г. Записал Г. Поташенко); LVA. F. 1215. Ар. 1.В. 1169; LVA.F.R-181.Ap. 1.B.57.L. 10-15; LVA.F.R-181. Ар. 1. В. 39. L. 6. Лит.: Potašenko 1993, р. 53; Gustaitis 2001, р. 125. Г.П.


ДУКШТАНСКАЯ ОБЩИНА, создана поморцами в 1919 в местечке Дукшты (Свенцянский у. Вил. воеводства Польши; ныне Игналинский р-н Литвы). До этого ее прихожане принадлежали Аукштакальняйской общине, оставшейся после проведения демаркационной линии на террит. Литвы. В первое время молились на Смелинке, потом Дукштах в доме М. Л. Блинова, кот. в 1924 был благословлен в наст. Постепенно образовывалась и развивалась самостоятельная община: на общественные и частные средства были приобретены служебные и уставные книги, понемногу собраны иконы и церк. утварь. Во главе совета ДО встал А. Е. Шапков. Наст. М. Л. Блинов прослужил в ДО ок. пятидесяти лет, был участником 1-го Всепольского стар. съезда в Вил. (1925).

 

9 авг. 1930 состоялась торжест. закладка храма ДО, на кот. с речью выступил предс. ВСС в Польше Арс. М. Пимонов. Освящение моленной во имя Успения Пресвятой Богородицы состоялось 24 апр. 1932. На торжестве присутствовали представители Вил. общины - наст. С. Ф. Егупёнок, Б. Пимонов, О. М. Андреев. Храм построен стараниями прихожан, прежде всего А. Завры, первого предс. совета А. Шапкова, О. Сорокина, а также при финансовой помощи прав-ства, ВСС в Польше (1 тыс. злотых безвозвратной субсидии и 1 тыс. злотых ссуды) и Арс. М. Пимонова, пожертвовавшего крупную сумму на постройку его куполов. В 1933 избран новый предс. совета ДО А. Я. Сорокин, позже . В. Федотов. Дух. о. М. Л. Блинов преподавал Закон Божий в четырех школах, где обучались дети стар-дцев, - Дукштанской, Биняковской, Войтишкской, Алеюнской. В нач. 1930-х община насчитывала более 800 прихожан, в 1939 - 1250. 27 авг. 1933 во время храмового праздника состоялось торжест. открытие религ.-просвет. кружка стар. молодежи при ДО и библиотеки-читальни (по ул. Колеевая, 8). Предс. кружка - Н. Сорока. На открытие прибыли зам. предс. ВСС в Польше Б. Пимонов, познакомивший собравшихся с задачами кружка, и представители Вил. кружка молодежи М. И. Гущенко и Е. А. Рыбаков. В 1930-х в ДО из Р. приезжал И. Заволоко. М. А. Прусаков возил его на лодке через озеро Дисна на место быв. Гудишкской обители.

 

В годы немецкой оккупации храм не был закрыт. Послевоенные годы были тяжелыми для ДО: втор. советизация Литвы, антирелиг. пропаганда, резкое ограничение религ.-обществ. деятельности Церквей, массовые депортации жителей, среди кот. были Н. Зорба и др. прихожане ДО.

 

В 1951 ДО насчитывала ок. 1 тыс. прихожан. В 1955 сгорел храм. СДРК в Литве снял ДО с регистрации, но община, несмотря на трудные времена, продолжала существовать. До 1971 служил наст. М. Л. Блинов. Мн. годы стар-дцы Дукштаса молились по частным домам, имели домашние иконы, а также, как и до 1915, посещали Аукштакальняйскую моленную. В 1960-1970-е постепенно сокращалась численность прихожан: многие, прежде всего молодежь, уезжали в Игналину, Д-пилс, Вил. В дек. 1988 активизировалась группа прихожан во главе с М. А. Прусаковым, в нач. 1989 они заново зарегистрировали поморскую ДО. Предс. совета общины стал М. А. Прусаков (1989-1995). Центральные и местные власти не отказали ДО в просьбе получить в пользование здание быв. правосл. церкви в Дукштасе, кот. в последние десятилетия занимал цех производственного объединения "Дована". Свое согласие на передачу стар-дцам церкви в Дукштасе, где почти не было правосл., дал и епископ Анатолий. Помощь в проведении ремонта храма оказало руководство Игналинской атомной электростанции, посильную лепту внесли общины Д-пилса и Клайпеды. К обустройству храма приложили старания предс. совета ДО М.А. Прусаков, В. И. Прусакова, М. Ф. Терентьева. Новый стар. Свято-Успенский храм был освящен летом 1990. Наст. с конца 1980-х Иван Петрович Михайлов.

 

Согласно всеобщей переписи населения Литвы, в 2001 в Игналинском р-не было 704 стар-дца; по данным Высшего Совета ДПЦ - более 900, принадлежащих к ДО. Они проживают в Дукштасе, Игналине, а также в дер. Тумалино, Сотишкяй и пр. Предс. совета ДО - В. В. Богомольников (1995-2000?), с нач. 2000-х - Евдокия Васильевна Рыбакова. Пять прихожан ДО участвовали в соборе ДПЦ в Вил. (28 февр. 2002).

 

Прихожане ДО похоронены на нескольких стар. кладбищах: Тумалинском (основано в 1854), где похоронены наст. М. Л. Блинов, Н. А. Прусаков, и ок. дер. Гурбы (основано, видимо, Гудишкскими обитателями во втор. четверти XVIII в.), а также на смешанных кладбищах в Игналине и Висагинасе.

·        Ист.: LVA. F. R-1S1. Ар. 1. В. 39. L. 6; Собрание материалов (Дукштасская община, Игналинский р-н, 17 июля 1996 г.); Историческое наследие (Дукштасская община, старообрядческое кладбище в дер. Тумалино и в дер. Гурбы, Игналинский р-н, 23 октября 2001 г.); Материалы собора 2002; Список общин ДПЦ 2003 г. Лит.: Вестник ВСС, 1930, № 3, с. 27; Вестник ВСС, 1931, № 4-5, с. 6-8; Вестник ВСС, 1933, № 1-3, с. 19-21, 30; Кутеж-Град. 1990, № 3, с. 39-40; Соглас Староверов, 1999, № 2, с. 4; Gumuliauskaitė 1999, р. 52; Lietuvos gyventojai 2001, р. 202. В. Б., Г. П.


ДУХОВНАЯ КОМИССИЯ ПРИ ЦСС ЛИТВЫ, см. Центральный Старообрядческий Совет Литвы.


ДУХОВНЫЕ СТИХИ - народные религ. песни, исполнявшиеся в домашней, бытовой обстановке. Этот термин не укладывается в рамки одного фольклорного жанра, ибо объединяет и эпические, повествовательные по характеру сюжеты, и лироэпические, и лирические песнопения религ.-дидактического содержания. Стар-дцы Литвы вплоть до конца XX в. сохранили мн. сюжеты так наз. "старших" стихов: "Сон Богородицы", "Распятие Христа", "Расставание души с телом", "Страшный суд", "Про убогого и Лазаря". Все они уходят своими корнями в христианскую книжность, имеют ярко выраженный назидательный характер - славят искупительную жертву Христа, утверждают милосердие и терпение, предупреждают о неминуемой каре за грехи. Не вызывает сомнения, что эти произведения - часть дух. наследия первых переселенцев из Рос, ибо сложились они еще до раскола в РПЦ и зафиксированы практически везде, где живут рус. люди. За несколько столетий устного бытования они максимально сблизились по яз. и стилю с др. песенными жанрами фольклора; лишь изредка в текстах встречаются церковнославянизмы, заимствованная из богослужений и молитв лексика. Для этой группы дух. стихов характерны сольное исполнение, народный тонический стих, отсутствие рифмы, активное использование устойчивых словесных формул, параллелизмов, развернутых повторов, детализированных описаний и других элементов поэтики, сближающих их с былинами, "старшими" истор. песнями и древнейшими балладами. Напевы "старших" дух. стихов тоже во многом сходны с напевами эпических и лироэпических народных песен. Несмотря на сравнительно небольшое количество записей некот. сюжеты зафиксированы в Литве в двух-трех версиях - стихи о вещем сне или видении Богородицы, о надписи-предсказании, чудесным образом появившейся на стене строящейся церкви; разные модификации сюжетов "Страшный суд", "Распятие Христа". Даже те варианты, кот. принадлежат к одной редакции сюжета, обычно отличаются по набору фольклорных стереотипов и их лексическому составу. Особого внимания заслуживает входившая в репертуар староверов знаменитая "Голубиная книга" - один из древнейших дух. стихов, генетически связанный со средневековым апокрифическим сказанием и отражающий народные представления о мироздании и судьбах человечества. Сюжет зафиксирован всего в одном варианте, но для втор. пол. XX в. сам факт устного его бытования - явление исключительное. Необычна история этого текста. Его записал И. Заволоко - известный собиратель и исследователь рус. древностей, издававший в довоенной Р. журнал "Родная старина ". Записал не в Балтии, а в Новосибирской обл., где он в 1952 отбывал ссылку после лагерного срока и где судьба неожиданно свела его с уроженкой Швенчёнского края Е. И. Ивановой. В 1930-х И. Н. Заволоко бывал и в сев.-вост. р-нах Литвы, где распространял изданные им сборники дух. стихов и обучал местных староверов пению "по крюкам" (воспоминания М. Ф. Рябченко из Дукштаса).

 

Всего в Литве записано ок. 80 дух. стихов, зафиксировано 26 сюжетов. Примерно половину собранных материалов составляют сравнительно поздние по времени происхождения религ. песни стар-дцев; мн. из них являются общерус., некот. были созданы местными книгочеями. Часть дух. стихов испытала сильное влияние силлабического (виршевого) стихосложения, в др. чувствуется ориентация на силлабо-тоническую традицию; они имеют рифму и четкий ритм ("Гора Афон, гора святая", "Ох, горе мне великое. ..", "Всемирный потоп" и др.). В сочетании с ярко выраженной строфической структурой и рефренами все это приводило к высокой стабильности вербальных (словесных) текстов. Варианты, записанные в Литве, на Урале или в Сибири, как правило, различаются только по объему, реже - по напевам. Самые популярные темы таких произведений - пострижение в монастырь, всемирный потоп, размышления о греховности прожитой жизни, о смерти и Страшном суде. Записаны в Литве и стихотворные обработки фрагмента знаменитого "Жития протопопа Аввакума", одного из вождей стар-ства. Тексты такого содержания найдены в разных регионах Рос. и за ее пределами; распространялись они, скорее всего, письменным путем. Сохранению дух. стихов во многом способствовали некот. особенности их бытования. Согласно религ. этикету, в постные дни недели, во время постов, предшествующих важнейшим церк. праздникам, действовал строгий запрет на "мирские" (светские) песни — исполнять можно было только "божественные" по содержанию произведения (в Литве их называют также "постовыми", "полгрешными", "жалостными" песнями). Поскольку за год набирается ок. двухсот постных дней, а дух. стихи не возбранялось петь и в другое время, нетрудно себе представить, какое важное место еще не так давно занимали они в жизни набожных людей, особенно в старообрядческой среде. И все же богатая некогда традиция со временем ослабевала, мн. сюжеты религ. песен постепенно забывались. Как и в большинстве регионов Рос., реестр дозволенных песнопений начали обновлять и дополнять за счет включения в него некот. старинных баллад, традиционных лирических песен и даже поздних гор. романсов, созвучных дух. стихам по содержанию и эмоциональному настрою ("Братья-разбойники и сестра", "Михайло и рябинка", "Муж жену губил", "Поздно, поздно вечерами...", "Завистью гонимая..." и др.). Процесс диффузии фольклорных жанров коснулся и музыкальной стороны: утраченные традиционные мелодии дух. стихов иногда заменяли напевами баллад и бытовых лирических песен. В некот. сельских общинах эти фольклорные по происхождению произведения даже включались в церк. обряд ("Умоляла мать родная ..." - своеобразный гимн стар-дцев Рос.). Собиратели зафиксировали немало интересных фактов, свидетельствующих о широкой популярности дух. стихов в первой пол. XX в. В 1920-1930-е в дер. нынешних Рокишкского и Купишкского р-нов успешно выступал Кведаришкский любительский дух. хор, организованный по инициативе Мануила Терентьева. Воспоминания участницы этого хора Е. С. Самойловой, тексты и напевы исполнявшихся стихов удалось записать музыковеду Жанне Лебедевой. На сев.-востоке Литвы и сегодня еще жива память об искусстве бродячих певцов-нищих и одиноких бездомных стариков, кот. по очереди содержали жит. разных селений. А. Я. Голубова из дер. Юргелишкес Швенчёнского р-на хорошо помнит слепого старика, знавшего "разные-разные стихи. <.. .> Он жил этим. Такие все жалостные, занывные. <...> Одним нотом [на один напев] пел эти стихи, ноты не менялись в его. <.. > Токо слова другие." Е. Г. Безродный из дер. Навикай Игналинского р-на рассказал о столетней старушке, которую в годы его юности "возили по деревням. <.. .> Кто неделю содержит, кто две..." За приют она расплачивалась исполнением "божественных песен". Можно не сомневаться, что репертуар этих полупрофессиональных певцов оказал определенное воздействие на местную дух. культуру. Немаловажную роль сыграла также характерная для стар-дцев рукописная традиция - тексты дух. стихов порой переписывали, чтобы сохранить их для будущих поколений, чтобы "не угасла свеча" народной традиции.

·        Лит.: Новиков Ю. А., Живое Слово: Фольклор русских старообрядцев Литвы. Вильнюс, 1999. Ю. Новиков
Категория: Д | Добавил: - (2008.05.09)
Просмотров: 1278

Copyright MyCorp © 2017