Категории раздела

о словаре [6]
как пользоваться словарём, дополнения
А [2]
Б [3]
В [9]
Г [2]
Д [6]
Е [2]
Ж [1]
З [2]
И [1]
К [5]
Л [2]
М [4]
Н [2]
О [1]
П [8]
Р [5]
С [13]
Т [1]
У [1]
Ф [4]
Х [1]
Ц [1]
Ч [1]
Ш [1]
Щ [1]
Э [1]
Ю [1]
Я [1]
зеркала [1]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Счётчик тИЦ и PR




Воскресенье, 2017.11.19, 21:44
| RSS
WilStar
Главная
статьи


Главная » Статьи » Староверие Балтии и Польши » С

староверие в Польше, ч.1

СТАРОВЕРИЕ В ПОЛЬШЕ первые староверы-беспоповцы в Сувалкско-Сейненском и Августовскомрегионе совр. Польши (тогда Речи Посполитой) появились в последней трети XVIII в. До первого раздела Речи Посполитой (1772) здесь проживало от 100 до200 тыс. староверов различных течении. После раздела некот. ушли на запад. Тогда и появились стар-дцы в Сувалкско-Сейненском регионе, куда переселились также стар-дцы из Курляндии, Лифляндии и Вил. воеводства.

Периодизация. В основу периодизации истории староверия в Польше положены события и процессы церк. развития с учетом изменения полит. ситуации. Наиболее существенными этапами истории староверия в Польше являются: 1) собственно федосеевский период - последняя треть XVIII — нач. XIX вв.; 2) смешанный, федосеевско-поморский, или переходный период - 1820-е — 1920-е;4) поморский период - с 1920-х по настоящее время.

1) Федосеевский период. Известно, что уже в конце XVIII - нaч. XIX вв. в Сувалкско-Сейненском регионе было 20 стар. поселений (ок. 100 семей). В 1784-1792 (а по устным преданиям еще раньше) здесь существовали следующие стар. дер.: Глубокий Ров, Шуры, Водзилки,Лопухово, Раштабель, Залещево, Высока Гура, Бяла Гура, Погорелец и др.. Начали создаваться и первые стар. общины: Глубокоровская (до 1792), Гутская (до 1792; по-польски Huta), Погорелецкая (с 1801) и др. Возникновение общин было связано с деятельностью известных федосеевских наст. Курляндии и ВкЛ, таких как Степан Афанасьевич. Сначала староверы-беспоповцы принадлежали к федосеевскому течению (согласию) или, как неточно писали в светских документах, "филипповскому", "пилипонскому".

После третьего раздела Речи Посполитой эти земли вошли в состав Пруссии. В результате тильзитского мира (1807) они отошли к герцогству Варшавскому (1807-1815) под покровительством Наполеона. Власти герцогства Варшавского освободили стар-дцев на 6 лет от налогов и арендной платы. Выражая "благосклонность к польской земле" (в 1807 крестьяне в Польше получили личную свободу), сами стар-дцы вызвались платить повышенную арендную плату. После поражения Франции на этих землях было создано автономное Царство Польское (1815-1832) в составе Рос. имп. В 1827 власти Царства Польского оформили имущественное положение староверов, признав их "вечными" арендаторами земель и установив постоянную арендную плату. Староверов не призывали и на военную службу. В 1817, когда польские власти приступили к составлению рекрутских списков, ситуация изменилась. 11 июня 1817 уполномоченные федосеевцев, проживавших в Сейненском, Августовском и Кальварийском поветах, обратились к наместнику "с покорнейшей просьбой" на польск. яз. не брать их на военную службу, объясняя, что "начала нашей религии, в которой мывоспитаны и которую мы намерены сохранить на всю нашу жизнь, не согласуются ни в каком случае с условиями военной службы, а именно по поводу запрещения присяги, отправления богослужения, выполнения постов общих и личных, а также части исповеди и других религиозных обрядов". По этой причине стар-дцы всячески укрывались от рекрутской повинности. Стеснительным для них было и распоряжение правит. комиссии по делам вероисповедания и народного просвещения от 1 июля 1820, отданное воеводской комиссии в Августове, кот. должна была в срочном порядке вызвать дух. о. "филиппонов" на присягу. Из протокола следует, что 21 авг. 1820 два наст., Василий Максимов из дер. Погорелец и Ефим Борисов из дер. Посеянка, произнесли слова из Нагорной проповеди на основе текста Евангелия от Матфея (5.33-37): "Буде же слово ваше: ей, ей; ни, ни; лишне же от неприязни есть" (Jaroszewicz-Pieresławcew 1995, с. 20-21).

Несмотря на сопротивление староверов, в февр. 1820 правит. комиссия правосудия приказала наст. ввести акты регистрации браков, рождения и смерти. Распоряжению властей подчинился только наст. прихода в Погорельце В. Максимов и его прихожане, кот. в 1817 было ок. 1 тыс. чел. Однако славившийся благочестием Е. Борисов, наст. Глубокоровской общины в Сувалкском повете, отказался регистрировать христианские похороны, за что был вызван в Варшаву князем Константином и заточен в Бельведере. Только во время отсутствия Константина, при заступничестве его адъютанта Куруты, генерал Заенчик выпустил Борисова на свободу. Конфликт, кот. возник между Е. Борисовым с частью наиболее радикальных прихожан и польскими властями, привел к переезду Борисова и некот. староверов в дер. Вильчево Ломжинской губ. и в Пруссию.

2) Федосеевско-поморский период. В связи с введением норм гражданского кодекса Царства Польского, наст. стал лицом, ответственным перед властями за ведение записей в метрических книгах о родившихся, бракосочетавшихся и умерших. В 1826 сведения о метрических книгах (напр., в Погорелецкой общине) говорят о более умеренном отношении части местных стар-дцев к новоженам и принятии бессвященнословных браков. Среди местных федосеевцев начался процесс постепенного перехода их общин к брачному поморскому течению, окончательно завершившийся к 1920-м. Несмотря на то, что распоряжения польск. властей не были нацелены исключительно против староверов, и администрация требовала их выполнения от всех жит. (напр., согласно кодексу Наполеона (1807), обязательная регистрация рождений, браков и смерти), часть стар-дцев восприняла эти мери как направленные именно против них и расценила их как "весьма стеснительные". К тому же перед ноябрьским восстанием (1830-1831) в крае усилились враждебные настроения к рус. населению со стороны гос. органов, особенно администрации низшего звена, что в итоге также ускорило эмиграцию группы федосеевцев в Пруссию.

Несогласие староверов также вызвали попытки властей включить их детей в систему светского образования, созданную Станиславом Сташицем и др. членами Эдукационной комиссии еще во времена Варшавского герцогства. Староверы утверждали, что Кирилл Иерусалимский в своих посланиях запрещал учить детей иностранным яз. В то же время они признавали, что можно обучать детей польск. яз., если это не вызывало протестов их родителей. Известно, что стар-дцам выделили землю под строительство школы в дер. Александрове. В трех дер. — Погорелец, Глубокий Ров и Пиявно-Русская (по-польски Pijawnie Ruskie) - у них были свои школы, где преподавали учителя-староверы. Эти школы содержала гос. казна.

В царствование Николая I положение местных стар-дцев стало тяжелым: не разрешалось ремонтировать ветшающие храмы, устанавливать колокола и звонить в них, без разбора производился рекрутский набор. В окрестностях Сувалок появилось ок. 100 семей единоверцев из Рос. губ., а местные стар-дцы начали привлекаться в единоверие. Однако подобные меры царских властей не принесли ожидаемых результатов. Жесткая политика местной администрации несколько смягчилась во время восстания 1863 в Польше и Литве. Управление военного начальника Августовского отдела выдало стар-дцам Августовской губ. и того же у. свидетельство о том, что им "разрешено восстановить, перестраивать и поправлять разрушенные молитвенные дома их во всех деревнях" ("Общее вече (Прибавление к Колоколу)", 1863, № 25, 15 дек.). Тогда, напр., дер. Погорелец посетил князь Барятинский и, побывав в стар. храме, разрешил повесить колокола и починить крышу, поскольку местные стар-дцы жаловались ему, что "храм течет и колокола сняты". Во второй пол. XIX в. в Сувалкской губ. (до 1867 — Августовская губ.) строились новые молитвенные дома и возникли новые общины: Пиявно-Русская (1874—1875), Александровская (с 1879), Сувалкская (с 1908). В 1880-х в Сувалкском, Сейненском и Калварийском поветах Сувалкской губ. действовали 4 общины, проживало ок. 7 тыс. беспоповцев. Наст. Глубокоровской общины Н. И. Добродушии и наст. Александровской общины М. А. Злотников участвовали на региональном съезде наст. в Вил. (1901). Представители общин Сувалкской губ. (не менее 18 чел.) активно участвовали в съезде стар-дцев Сев.-зап. края в Вил. (янв. 1906). Среди них: наст. М. А. Злотников, наст. Габово-Грондской общины М. Д. Лигенда и др.

Гл. занятием староверов на сейненско-сувалкских землях в ХIХ - нач. XX вв. было земледелие. Они также были известны как мастера-плотники, изделия кот. - полозь, оглобли, обручи - пользовались признанием и в др. регионах. Беднейшие группами ездили на заработки в Варшаву, под Краков и Люблин и т. д. Даже уехавшие в Пруссию устраивались на работу в Царстве Польском и в Рос: строили дороги, копали колодцы, пилили дрова и плотничали. Стар-дцы были хорошими рыбаками и колесниками. Занимались они и торговлей. Их можно было встретить, наряду с евреями, литовцами и мазурами, на рынках в Сейнах, Сувалках и Августове. Женщины продавали отличное масло, творог и пироги, зазывая на наречии полупольском-полурусском: "скоштуйте пане". Стар-дцы торговали также тканями. В 'Газете Варшавской" от 6 янв. 1857 Юзеф Тыравски писал о староверах: "труд, экономность, упорство сделали этих людей зажиточными и даже в известной степени богатыми".

На Мазурском поозёрье (Пруссия, с 1871 -Германская имп.). 5 дек. 1825 король Пруссии Фридрих Вильгельм II издал рескрипт, в кот. обещал, что первое поколение "филиппонов", кот. поселится на необработанной земле, купит ее, выкорчует лес и построит дома, будет освобождено от военной службы. Земли, предложенные стар-дцам в Пишской пуще и в р-не Крутыни и Миколаек, не были очень плодородными. Прусские власти положительно отнеслись к переселенцам, хотя король Фридрих и не был покровителем стар-дцев. Несмотря на запрет польской колонизации Пруссии (декрет 1724), экон. соображения и желание освоить лесные массивы побудили прусские власти поспешно согласиться с предложением о переселении староверов из Царства Польского в этот регион, население кот. вследствие эпидемий и войны с Наполеоном сократилось на 14 процентов. Впоследствии в отношениях между прусскими властями и местными староверами появились спорные вопросы. Как и на террит. Царства Польского, местные власти столкнулись с несогласием староверов при приведении их к свидетельской присяге, призыве в армию (первый состоялся в 1843), введении обязательного школьного образования (в 1847 предписывалось отдавать в школу девочек, а в 1878 было введено обязательное посещение детьми гос. школ) и т. д.

В 1820 - 1830-х стар-дцы - ок. 380 семей (1213 чел.) - поселились ок. Мазурских озер (тогда террит. Пруссии, до 1945 — Экерсдорф, Германия; ныне Польша), прибыв туда из Царства Польского, а некот. - из Реж. у. Вит. губ. Рос. имп. Поводом для переселения за рубеж послужило стремление федосеевцев избежать метрических книг (фактически браков) и призыва в армию, запрещенного их верой. Тогда возникло более 10 небольших стар. дер.: Зеленная Пуща, Войново, Свигнайно, Иваново, Онуфриево и др. Здесь в 1837 была основана первая моленная в дер. Свигнайно, а в 1840 - в дер. Войново (ок. 145 чел.; в 1872 - ок. 400), ставшей центром стар. колонии. Среди основателей дер. Войново был некий Сидор Борисов, выходец из Реж. у. Вит. губ. В 1836 старцем Лаврентием Растропиным (° 1762; • 1851) здесь был основан известный Войновский монастырь, ставший крупным религ. центром на Мазурском поозёрье. Долгие годы его возглавлял Павел Прусский, впоследствии перешедший в брачное поморское течение, затем - в единоверие. Сначала это было мужское общежительство федосеевцев, поддерживаемое и финансируемое Московской Преображенской общиной, притесняемой царскими властями. В 1847-1867 Свято-Троицкий Войновский монастырь - это важный центр дух. жизни федосеевцев Вост. Пруссии, имевший большое влияние и среди федосеевцев на польск. землях и в зап. губ. Рос. имп. В 1860-1868 в Иоганнисбурге в Вост. Пруссии (ныне Пиш, Польша) действовало стар. издательство, инициатором создания кот. был Павел Прусский (см. Славянская типография). Цель издательства - полемика с федосеевцами с позиции брачных поморцев и популяризация собственных взглядов путем печатного слова. С июля 1863 владельцем типографии стал К. Голубов. Он был автором текстов в газете "Истина", за исключением одной статьи Павла Прусского, а потом в одноименном журнале (1863-1868). В 1868 Голубов, вслед за Павлом Прусским, переехал в Псков, где, как и его быв. учитель, перешел в единоверие и там продолжил свою миссионерскую книгоиздательскую деятельность. В 1860-1868 в Иоганнисбурге было напечатано 19 книг и брошюр, 5 номеров газеты "Истина" и 4 номера журнала с таким же названием (1867-1868). Кроме полемических статей о внутренних стар. делах и обществ.-философских текстов, в журнале "Истина", в газете "Истина" и некот. брошюрах печаталась религ. и дидактическая лит. При поддержке Московской Преображенской общины религ. жизнь Войновского монастыря была восстановлена, что позволило противостоять миссионерскому влиянию. С этой целью в 1885 на Мазуры прибыла инокиня Евпраксия (Елена Петровна Дикопольская), вскоре выкупившая Войновский монастырь. К ней примкнули и др. оставшиеся инокини. В 1897 в женском Войновском монастыре проживало 25 лиц, среди них 8 послушниц, остальные - старики и калеки. В нач. XX в. положение монастыря улучшилось: начали поступать денежные сборы из Рос, старые иконы и книги, прибыли новые послушницы. В 1913 там проживало ок. 40 инокинь и послушниц.

В сер. 1860-х мазурские стар-дцы в следствие экон. трудностей старались получить официальное разрешение переселиться в Вил. или Ков. губ., но царские власти не пошли навстречу прусским "раскольникам". Более того, они организовали кампанию по присоединению местных федосеевцев к синодальной Церкви. Во время своих многократных посещений стар. поселений на Мазурском поозёрье единоверческий священник Иоанн Добровольский склонил к единоверию свыше 300 чел., часть кот. переехала в Августовскую губ. в Рос. имп., где получила землю.

До 1-й мировой войны на Мазурском поозёрье было 6 небольших стар. монастырей, действовали три храма - в Свигнайно (действовал с 1837 по 1915; разобран в 1935), в Войново (с 1840) и в Войновском монастыре. В 1840-х здесь проживало 1,5-2 тыс. стар-дцев, а в конце XIX в. — до 1 тыс. чел. Во второй пол. XIX в. немало стар-дцев вернулось в Рос. имп., а др. их часть перешла в единоверие.

Гл. занятием староверов на Мазурском поозёрье, как и на сейненско-сувалкских землях, в XIX - нач. XX вв. было земледелие. Они также были известны как мастера-плотники, а беднота - как наемные рабочие. Стар-дцы были хорошими рыбаками и колесниками, занимались торговлей. В списках жит. десяти дер. Вост. Пруссии, в кот. проживали староверы (составлены в 1842 комиссаром Шмитом), напротив мн. их фамилий были пометки: "живет в достатке", "состоятельно", "достойно", "трудолюбив", "солиден", "порядочный хозяин". В 1833 пастор Шульц писал, что "трудолюбие и трезвость колонистов могут оказать положительное влияние на местное население" (цит. по: 3. Ярошевич-Переславцев, 2002), т. е. на немецких евангелистов и польск. протестантов. Староверы оказывали положительное влияние преимущественно на польск. протестантское население, кот. быстрее входило с ними в контакт. Мн. из них, особенно немцы, завидовали "привилегированному" положению пришельцев. Они жаловались властям на то, что староверы не позволяют им ловить рыбу, раков и рыбу вывозят в Польшу, а им ничего не оставляют. Нередко на староверов возводили клевету, даже подозревали в шпионаже, а о богатстве некот. из них рассказывали легенды. Иногда староверов называли презрительно "Heisswasserschlucker". Но были среди немцев и такие, кот. поддерживали со староверами дружеские отношения, старались понять их религию и ментальность. Одним из них был Фриц Сковроннек, в рассказе "Балалайка" с теплотой показавший образы "филиппона" Власа Славикова, владельца большого хоз. в дер. Пяски, купленного у старовера, который собирался вернуться в Рос, а также его смелого и благочестивого сына Радивона.

Староверы в Мазурии не хотели выдавать польских повстанцев, а мн. из них укрывали под видом своих родственников. Однако в истор. лит. существуют и др. мнения; Отто Хедеманн пишет, что "отношение к польскому вопросу, касающемуся восстания Костюшки, ноябрьского, январского и новых восстаний, было всегда одинаково, всегда и во всем враждебно" (Hedemann 1930, с. 286).

В первые годы заселения часто имели место "дикие" браки (свадьба "вкрадку", см. Фольклорная традиция стар-дцев Литвы) без согласия родителей. Народный обычай похищения невесты вызывал возмущение среди мазурских евангеликов и протест их пастырей. Традиция похищения ("увода") жен староверами была проблемой и в Царстве Польском, хотя там ее несколько преувеличивали в газетных сообщениях и научно-популярных изданиях.

3) Поморский период (с 1920-х). Это период окончательного утверждения вероучения и религ. практики поморцев, распространения самоназвания "поморцы", а также формирования полной структуры Восточной СЦ, не имеющей иерархии, в Польше (иногда называется ДПЦ) и выделения национальных религ. центров в Вил. (1925—1939) и Сувалках (с конца 1980-х). В 1930 мазурские староверы, родители кот. были федосеевцами, встали под опеку ВСС в Польше (брачных поморцев). На протяжении всего XX в. и потери, и приобретения стар-ства Польши были велики и ошеломительно неожиданны, и весь его облик существенно изменился. 1920 - 1930-е для стар-ства в Польше в отличие от стар-ства в сов. Рос. были по большей части благополучными. Небывалым испытанием была 2-я мировая война и вызов нацистского тоталитаризма (1939-1945). В сент. 1939 после отторжения от Польши Вил. края, Зап. Бел. и Зап. Украины, захваченных СССР, и оккупации ее террит. Германией Восточная СЦ Польши была разделена, ВСС в Польше упразднен, а в 1941 большинство прихожан под давлением оккупационных властей было вынуждено уехать в СССР (см. Принудительное перемещение рус. староверов из Сувалкского края (1941)). Хотя оставшаяся часть Церкви в оккупированном Сувалкско-Сейненском и Августовском краях не была полностью уничтожена и действует по настоящее время, но после 1941 ее развитие в стране было грубейшим образом заторможено и очень ограничено. В послевоенные годы в Польской Народной Республике религ. политика прав-ства не была столь жесткой, как в СССР после 1945.

Во второй Речи Посполитой. После 1-й мировой войны стар-дцы в достигшей независимости Польше (включала Зап. Бел. и Украину, а в 1920-1939 - Вил. край) составляли религ. меньшинство. В отличие от рус. правосл. XIX в. и рус. эмигрантов из сов. Рос, староверы были старожилами Польши, потомки кот. поселились здесь уже во втор. пол. XVII — XVIII вв. Стар-дцы были лояльными гражданами независимой Польши; предс. ВСС в Польше Арс. Пимонов был сенатором, а зам. предс. ВСС Б. А. Пимонов трижды избирался депутатом Сейма и принимал деятельное участие в жизни рус. меньшинства Польши. Польские власти не раз подчеркивали преемственность терпимого и доброжелательного отношения гос-ва к стар-дцам в возрожденной Польской Республике. Вслед за объединением стар-дцев и созданием высшего органа церк. управления между соборами - ВСС в Польше во главе с Арс. Пимоновым - президент Польши утвердил 22 марта 1928 отношение гос-ва к Восточной СЦ, а 29 авг. того же года прав-ство признало устав Восточной СЦ, не имеющей дух. иерархии, в Польше. В 1928 Восточная СЦ впервые за всю свою историю была признана гос-вом и получила автономию. В 1920-1930-х староверие в Польше, видимо, было наиболее организованным и успешно развивающимся обществом среди ДПЦ в различных странах. Восточная СЦ в Польше объединяла 48 поморских общин (позже - 53), имевших столько же храмов. В 1930-х в Польше проживало более 50 тыс. стар-дцев-поморцев (1,6% от общего числа населения страны в 32,1 млн. жит.), а в 1939, по сведениям, появившимся в период. печати, - 75-80 тыс.

В 1925, 1930 и 1936 в Вил. прошли три Всепольских собора стар-дцев. Соборы были высшим органом управления Восточной СЦ и авторитетно разрешали канонические вопросы, сыграли огромную роль в оживлении и развитии Восточной СЦ в Польше. Гл. результатом принятых на этих соборах решений было организационное (с 1925) и правовое оформление Восточной СЦ в Польше (1928). В 1925-1939 в стране была хорошо организована деятельность руководящих органов и стар. общинная жизнь (см. Вил. община), что во мн. являлось заслугой ВСС в Польше и ДС, избранных на этих соборах и выполнявших возложенные на них соборами наказы.

В первые годы основной задачей ВСС было урегулирование правового положения СЦ в стране, результатом кот. стало признание прав-ством 29 авг. 1928 устава Восточной СЦ, не имеющей иерархии, в Польше. Согласно этому уставу, ВСС управлял всеми текущими делами Церкви, исполнял постановления Всепольских соборов, выступал перед гос. властями от имени собора и Церкви, созывал Всепольские и поместные соборы, а также устанавливал сроки созыва ДС и поддерживал отношения с гос. властями. ВСС состоял из предс, 14 членов и шести кандидатов, избираемых на Всепольских соборах стар-дцев на пятилетний срок. Местопребыванием ВСС был город Вил. В 1925-1930 деятельность ВСС финансировалась самими стар. общинами (ок. 5% расходов; в 1930 этот сбор был отменен), предс. ВСС Арс. Пимоновым (почти 60% расходов). Кроме того, из получаемых от гос-ва ежегодных пособий (не менее 15%), прибыли от продажи учебных пособий, повышения стоимости метрических книг, бланков, выдаваемых общинам, и пр.

ВСС в Польше оказывал помощь по восстановлению, ремонту и строительству новых храмов. Был создан и периодически действовал высший дух. орган - ДС, компетентно решавший мн. спорные и канонические вопросы; установлен порядок дух. и канонического испытания и подготовки кандидатов в наст. Во втор. пол. 1920-1930-х создана и постоянно расширялась сеть правит. школ, в т. ч. десятки школ в Сувалкской обл., где стар. детей обучали Закону Божию. Большая работа проделана ВСС по установлению правильного ведения метрических записей и книг в общинах. В 1925-1930 ВСС развернул интенсивную деятельность по установлению однородности во внутреннем управлении стар. общин Польши и введению преподавания Закона Божия для детей стар-дцев в гос. школах. Согласно статистическим данным, в 1925 Закон Божий преподавался в 2 школах (два часа в неделю), в 1936 - более чем в 200; вероучителей в 1928 было 43 чел., в 1930 — 68. Значительно выросло число учеников стар-дцев в гос. школах: в 1929-1930 обучалось 4375 детей. Была учреждена должность окружного школьного контролера; им стал О. Андреев. Отсутствие должного уровня подготовки вероучителей, не всегда удачный подбор лиц, назначаемых на эти должности, побудили ВСС провести летом 1930 первые педагогические курсы для подготовки стар. вероучителей; вторые прошли в 1932 и третьи - в 1936. Эти курсы должны были стать необходимым условием преподавания Закона Божия в гос. школах. Для более успешного развития религ. просвещения издан ряд учебных пособий: "Основы понятия о вере Христовой" (1928), "Краткий Катехизис" (1928); азбука для обучения детей церковнослав. яз. и пр. Книги распространялись через созданные при общинах книжные склады, учебники нуждающимся ученикам раздавались бесплатно. В 1925-1939 ВСС в Польше всего издал 9 книг и брошюр, 12 выпусков (18 номеров, некот. сдвоенные) "Вестника Высшего Старообрядческого Совета в Польше" (1929-1934), первого стар. печатного органа в стране. В 1936-1939 вышли четыре отдельных "Календаря Высшего Старообрядческого Совета в Польше" (ред. И. Ф. Романов).

Для рассмотрения и разрешения канонических, религ. и религ.-нравств. дел существовал ДС при ВСС, избираемый на Всепольских соборах из достойных наст. сроком на пять лет. Все дела подавались ДС через ВСС. ДС состоял из двух составов по 6 чел. в каждом; дела, не получившие единогласного разрешения в одном составе ДС, подлежали рассмотрению в др. составе ДС или же передаче для нового разрешения на собор. Для контроля финансовой отчетности, кот. ВСС предоставлял собору, последний сроком на пять лет избирал РК, состоящую из 3-5 членов и трех кандидатов.

В 1920 - 1930-е ВСС стремился упорядочить ведение метрических книг в общинах, получить от гос-ва временные пособия на ремонт и постройку храмов, устройство церк. оград, приведение в порядок стар. кладбищ. Кроме того, ВСС просил выделить постоянную ежегодную субсидию на нужды Восточной СЦ, заботился о возвращении увезенных во время 1-й мировой войны колоколов из молелен и пр. Налаживались более тесные связи со стар-дцами за рубежом: устанавливались связи с центральными учреждениями стар-дцев Латвии, Эстонии и Литвы. Старцы обменивались учебными пособиями по Закону Божию и приветствиями по случаю праздников, совместно распространяли стар. календарь, издаваемый наст. А. Екимовым в Д-пилсе, посылали делегатов на ежегодные съезды в соседние гос-ва. В 1930 ВСС в Польше начал опекать мазурских староверов в Германии. В 1929 президиум ВСС получил от Министерства народного просвещения и вероисповеданий и Министерства обороны разрешение учредить должность наст. (военного капеллана) в армии; с этой целью подыскивали кандидата из наст., хорошо знавшего польск. яз.

К нач. 1930-х на террит. Сувалкского воеводства Польши насчитывалось 8 поморских общин: Глубокоровская, Пиявно-Русская, Погорелецкая, Александровская, Сувалкская (храм построен в 1909-1912), Водзилковская (храм построен в 1922-1927), Габово-Грондская и Штабинковская. Представители этих общин активно участвовали во Всепольских соборах стар-дцев в Вил. (1925, 1930 и 1936) и в педагогических курсах по подготовке вероучителей при Вил. общине. Их опекал ВСС в Польше (1925-1939) и ДК, сыгравшие огромную роль в объединении поморских общин, в налаживании внутреннего управления и юридического положения Восточной СЦ в Польше. В состав этих высших органов церк. управления входили и стар-дцы из поморских общин Сувалкской обл.

Важным событием стал поместный съезд дух. о. и представителей стар. общин Сувалкской обл. (20 апр. 1933), состоявшийся в храме Сувалкской общины по инициативе местного наст. А. Т. Москалева. Предс. съезда избран зам. предс. ВСС в Польше Б. Пимонов, его зам. - наст. А. Т. Москалев. На нем обсуждались и были приняты решения по 9 вопросам канонического и богослужебного характера: о возможности изменения канонических правил, о небрежности совершения крестного знамения, о церк. наказаниях для нарушителей религ. правил, о порядке совершения браков. Съезд послужил единению местных поморцев и урегулировал религ. и богослужебную практику в отдельных общинах, поскольку, по словам местного наст., "наступило время некоторого послабления, как бы духовной слабости".

2-я мировая война прервала религ. подъем стар-дцев Польши в 1920 — 1930-х, являвшийся наиболее успешным периодом их церк. истории в стране.




Другие материалы по теме
Категория: С | Добавил: - (2008.05.13)
Просмотров: 2477

Copyright MyCorp © 2017