Категории раздела

о словаре [6]
как пользоваться словарём, дополнения
А [2]
Б [3]
В [9]
Г [2]
Д [6]
Е [2]
Ж [1]
З [2]
И [1]
К [5]
Л [2]
М [4]
Н [2]
О [1]
П [8]
Р [5]
С [13]
Т [1]
У [1]
Ф [4]
Х [1]
Ц [1]
Ч [1]
Ш [1]
Щ [1]
Э [1]
Ю [1]
Я [1]
зеркала [1]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Счётчик тИЦ и PR




Воскресенье, 2017.11.19, 21:42
| RSS
WilStar
Главная
статьи


Главная » Статьи » Староверие Балтии и Польши » С

староверие в Латвии

СТАРОВЕРИЕ В ЛАТВИИ. Появление стар-дцев на террит. совр. Латвии вызвано борьбой против церк. реформы, жестокими репрессиями против ее противников, обострением социальных противоречий в Рус. гос-ве в сер. XVII в. Значительная часть террит. совр. Латвии в то время была опустошена в ходе рус.-польско-шведской войны и эпидемии чумы. В результате резко сократилась численность населения, мн. земли были заброшены и превратились в пустоши. Местные помещики были заинтересованы в притоке крестьян из-за рубежа и предоставляли им различные льготы.

На бегство стар-дцев на террит. Латвии в сер. XVII в. указывают несколько ист., но ранняя дата переселения в них не конкретизирована. Согласно "Дегуцкому летописцу", первые организованные группы стар-дцев появились в герцогстве Курляндском в 1659, в дер. Лигинишки (ныне Д-пилс), а в 1660 здесь был построен первый "древлеправославного христианства" молитвенный храм. "Дегуцкий летописец " повествует и о первом на террит. Латвии иерее Терентии, рукоположенном еще до раскола, не признававшем реформы и бежавшем вместе с малолетним сыном Афанасием в 1677 в герцогство Курляндское, где он поселился в дер. Лигинишки. Он был первым настоятелем храма. Иерей Терентий и его сын Афанасий сыграли важную роль в становлении стар. общин в Латвии. Иереем Терентием в 1699 был освящен втор. храм в Курляндии, в дер. Балтруки (ныне ок. Илуксте), где настоятелями были Афанасий Терентьевич, Степан Афанасьевич, Иван Стефанович. Иерей Терентий способствовал созданию моленной в дер. Володино, ок. Динабурга (ныне Д-пилса). Точная дата неизвестна. Община является старейшей из ныне существующих в Латвии.

Переселявшиеся с сер. XVII в. противники реформы Никона не были на террит. совр. Латвии первыми правосл. Еще задолго до вторжения крестоносцев здесь складывались значительные правосл. центры, такие как Талава, Кокнесе, Ерсика. О значительном и длительном влиянии православия на террит. Латвии свидетельствует наличие в латышском яз. восточнославянских заимствований, обозначающих религ. понятия и предметы культа: baznica (божница, церковь), zvans (звон, колокол), gavet (говеть, поститься), greks (грех), svetit (святить) и др. С уничтожением в нач. XIII в. крестоносцами правосл. центров православие в Латвии не исчезло. В крупных селениях и городах, прежде всего в Р., постоянно проживали рус. купцы, сопровождавшие их служилые люди и работники, плотогоны и др. Кроме того здесь проживали спасавшиеся от репрессий на религ. почве церк. оппозиционеры, а также различного рода беглые. Ко времени реформы Никона они, оставаясь правосл., были оторваны от официальной Церкви и присоединялись к прибывавшим сюда противникам новшеств. Напр., в Курляндии на левом берегу Даугавы, где начинался 50-километровый порожистый участок, издавна существовала населенная выходцами из Рос. Слобода, жители кот. обслуживали провозку товаров, ремонт и проводку судов и т. д. С нач. раскола население стало быстро расти и уже в 1670 герцог Якоб даровал Слободе статус города (Якобштадт, ныне Екабпилс) с правом и впредь принимать в гражданство "всех родом и именем Российской нации честных людей", с предоставлением ряда льгот (напр., с освобождением от всяких налогов на шесть лет и др.).

Стар-дцы поселялись в Р., находившейся во владениях Швеции, и в Латгалии - вост. части Латвии, входившей в состав Речи Посполитой. Уже к концу XVII в. сложилась целая система переправы беглых из Рос. за границу. Как отмечает один из исследователей ранней федосеевщины П. Иустинов, "дорога из новгородских пределов в Польшу была торная, и немало до Федосия прошло и проехало по ней христиан и в одиночку и большими толпами". Втор. волна переселения стар-дцев на террит. Латвии обусловлена как обострением социальных противоречий периода правления Петра I, так и его политикой по отношению к стар-ству. В это время происходит обособление федосеевского толка, получившего повсеместное распространение на террит. Латвии.

Во всех трех исторически сложившихся областях Латвии - Курземе, Латгале, Видземе, входивших на рубеже XVII - XVIII вв. в состав разных гос-в, положение стар-дцев в целом было благоприятным. Их охотно принимали на работу, предоставляли укрытие и некот. льготы. После присоединения в 1710 Р. и Видземе к Рос. имп. положение стар-дцев существенно не изменилось, так как администрация оставалась прежней, и еще целое столетие, фактически до конца 1820-х, стар-дцы находились вне досягаемости как царских чиновников, так и правосл. духовенства.

Присоединение Латгалии в 1772 и Курземе в 1795 к Рос. имп. первоначально вызвало отток стар-дцев. Некот. из них бежали далее в Польшу и даже в Пруссию. Но мн. возвращались обратно. Согласно переписи населения 1790, в Латгалии проживало 3982 стар-дца. Но это число занижено, так как стар-дцы отрицательно относились к переписи, скрывали свою религ. принадлежность, меняли место жительства. В целом на протяжении XVIII в. происходит рост численности стар-дцев, чему способствовала и либеральная политика гос-ва в отношении к ним в период правления Екатерины II. Наряду с земледелием, стар-дцы занимались рыболовством, извозом, отхожими промыслами, сплавом леса, а в городах выполняли различные строительные работы. Ведя аскетический образ жизни, некот. скапливали состояние и начинали заниматься торговлей. В результате в сельской местности складывалась прослойка зажиточных крестьян, а в городах - купцов.

Со втор. пол. XVIII в. происходит рост стар. общин в городах, где в результате становления капиталистического производства все острее ощущался дефицит рабочей силы, а стар-дцы уже имели опыт укрывать беглых, помогать им найти работу, обзавестись документами и легализовать свое положение. В 1760 в Р. энергичный наст. Федор Саманский освятил молитвенный храм, находившийся на земле купца 1-й гильдии С. Дьяконова, что отражает рост численности и благополучия стар-дцев. Мн. из них активно участвовали в экон. жизни. В Р. на развитие производства решающее влияние оказывали капиталы остзейского дворянства и немецкой торгово-ростовщической буржуазии. Но в то же время заметную роль в некот. отраслях промышленности, таких как кожевенная, деревообрабатывающая, кирпичная, металлообрабатывающая и пр., играли капиталы купцов-стар-дцев. Определенный вклад в развитие экономики Латвии внесли стар-дцы С. Дьяконов, Н. Артемьев, Б. Шелухин, Ф. Грязнов, Н. Иванов, И. Хлебников и др.

В первой четверти XIX в. стар-ство в городах Латвии, особенно в Р., занимало прочные позиции. В нач. XIX в. возникла еще одна моленная, "Пушковская", названная так по фамилии основавшего ее купца. Затем купец К. Панин оборудовал третью моленную. Все три моленные управлялись из единого центра согласно "Правилам", принятым в 1813 и утвержденным в 1827 либеральным ген.-губ. Ф. Паулуччи. При гл. храме имелись богадельня, больница, приют для сирот, школа. Волна репрессий против стар-дцев периода правления Николая I в 1830-х докатилась и до Латвии. Школы и приют были закрыты, с 1834 стар-дцам запрещалось вести метрические книги, с 1847 - вступать в купеческие гильдии, моленные опечатывались и разорялись. Постепенно в Латвии не осталось легальных моленных. Единственная моленная сохранилась в Р., кот. закрыть не удалось лишь благодаря решительным действиям стар-дцев.

Несмотря на разорение легальных моленных, переход некот. купцов и землевладельцев в единоверие, рост стар-ства в конце XVIII и первой четв. XIX вв., завоеванные прочные позиции в экономике позволили пережить репрессии 1830-1850-х. Расцвет стар-ства в первой четверти XIX в. наложил отпечаток на это исповедание и в чисто религ. плане. Введение молитвы за царя, признание законными с канонической точки зрения невенчанных браков, смягчение запретов в отношениях с "внешним миром" означали крушение основополагающих установок федосеевцев и предопределили их дальнейшую трансформацию в поморский толк. Либерализация законодательства о стар-дцах 1870-1880-х позволила активизироваться жизни общин в Латвии. Но решающий перелом в положении стар-ства произошел в 1905— 1906, когда законодательство уравняло его с др. исповеданиями. Это вызвало бурную деятельность во всех сферах жизни. Происходила легализация общин, ремонт и строительство храмов, созывались стар. соборы и съезды. Значительная делегация от ряда общин Латвии участвовала в работе съезда стар-дцев Сев.-зап. края в Вил. (1906). На 1-м Всероссийском соборе стар-дцев-поморцев в Москве (1909) латвийские стар-дцы также принимали активное участие, а учитель Рижского Гребенщиковского училища А. И. Волович и будущий предс. РГСО И.У. Ваконья выступали с докладами. Особое внимание в это время уделялось вопросам просвещения. С 1906 по 1909 в Курляндии было открыто 8 стар. школ. Как признание успехов латвийских стар-дцев в Двинске (июль 1911) прошел 1-й Всероссийский съезд стар. поморских учителей и учительниц. К этому времени в Курляндской губ. было уже 17 стар. школ, а в Илуксте работала учительская семинария. В работе съезда активно участвовали видные представители латвийских стар-дцев — А. Волович, И. Ваконья, Л. Мурников, Г. Макаров, И. Карпушенко, С. Воробьев, Г. Романов, С. Кириллов. Активизация стар-ства в нач. XX в. выразилась в создании ряда обществ и благотворительных орг-ций. Еще в 1900 при РГСО было создано "Общество по воспитанию бедных детей", в 1908 основано "Взаимно-вспомогательное и просветительское общество старообрядцев в г. Риге", преобразованное затем в Старообрядческое общество Латвии, в 1907 в Двинске С. Кирилловым и Г. Романовым было создано "Двинское старообрядческое братство", в Реж. (ныне Рез.) находилась созданная еще в 1901 богадельня. В городах стали создаваться просвет. орг-ции, библиотеки, читальни, вечерние курсы для взрослых и т. д. Образование независимого гос-ва Латвия поставило стар-ство в принципиально новые условия. К этому времени в ходе 1-й мировой войны, революционных событий, гражданской войны, с неоднократной сменой властей и линии фронта, с мобилизациями и эвакуациями, уклад жизни стар. общин был разрушен, складывавшаяся система просвещения сведена на нет. Стар-дцы представляли собой разрозненную, плохо информированную массу, толком не знавшую своих прав и обязанностей. С целью решения назревших проблем в ноябре 1920 в Реж. был созван 1-й Вселатвийский съезд стар-дцев. На съезде избран ЦК по делам старообрядцев в Латвии и принят "Наказ старообрядческим общинам", в кот. были определены основные принципы устройства и деятельности общин. Предс. ЦК был избран Ф. Павлов, в состав вошли такие видные деятели стар-ства, как М. Каллистратов, С. Кириллов, Г. Елисеев, И. Колосов и др.

В нач. 1920-х большинство стар. общин и самих стар-дцев находилось в тяжелом экон. положении. Но в то же время прав-ство оказывало поддержку различным Церквям, в т. ч. и СЦ. Впервые в истории стар-дцы стали получать финансовую помощь от гос-ва, некот. приходы и общества получили земельные наделы из гос. фонда. Одной из важных проблем, находившихся постоянно в поле зрения, было светское и религ. образование. Для решения этой проблемы организовывались различные курсы, составлялись программы и учебные пособия, создавались воскресные и вечерние школы.

Развитие просвещения и культуры среди стар-дцев Латвии в конце 1920-х и 1930-х неразрывно связано с именем И. Заволоко -известного исследователя стар-ства, археографа, просветителя и педагога, автора более 150 публикаций, в т. ч. ряда книг. Он руководил Кружком ревнителей русской старины, был ред. журнала "Родная старина ". Вопросы просвещения занимали значительное место в деятельности ЦК по делам стар-дцев Латвии, ряда обществ. орг-ций и отдельных общин. Для разрешения вопросов религ. характера на съезде стар. наст. и начетчиков (1922) была создана ДК (предс. А. Екимов). Екимов являлся ред. "Старообрядческого календаря". Одной из задач ДК являлось объединение всех стар-дцев Латвии, как поморцев, так и федосеевцев.

В 1920-х возобновили свою работу и создаются новые экон., культурно-просвет., благотворительные общества и орг-ции. Для решения ряда проблем стар-ства необходимо было представительство в органах законодательной и исполнительной власти, что обусловило участие в выборах в Сейм и органы местного самоуправления. В Сейм избирались М. Каллистратов (депутат Сейма всех четырех созывов), С. Кириллов, И. Юпатов, Г. Елисеев. Но уже в ходе выборов в 1-й Сейм в стар. среде появились разногласия, кот. в дальнейшем возрастали и привели к разделению стар. лидеров на "правых", во главе с Кирилловым, и "левых" во главе с Каллистратовым. На XI съезде произошел окончательный раскол и Кириллов создал Совет старообрядческих соборов и съездов (1929), кот. стал претендовать на роль центрального органа стар-ства Латвии. Раскол затронул все латвийское стар-ство, но большинство общин "кирилловцев" не поддержало. После гос. переворота 15 мая 1934 Сейм, полит. партии и обществ. орг-ции, в т. ч. и стар. руководящие органы, были распущены. В февр. 1935 был подписан закон о стар. общинах. До этого времени действовал закон от 17 окт. 1906.

Ведущим дух. центром оставалась РГСО, кот. поддерживала тесные связи как с общинами Латвии, так и с общинами Эстонии, Литвы, Польши, Германии. В Р. стал выходить "Старообрядческий церковный календарь", а также журнал "Наставник". Внутриобщинная жизнь регулировалась уставом, принятым рижскими стар-дцами в дек. 1908.

1940-е ознаменовали новый крупный переворот в многострадальной истории латвийского стар-ства. После 5 авг. 1940 на террит. Латвии стало действовать сов. законодательство. По новому законодательству церк. имущество, здания, земли, денежные накопления были национализированы и конфискованы, религ. общины лишались права заниматься благотворительностью, иметь школы, больницы, типографии. Были ликвидированы различные религ. общества. Не допускалось существование церк. воскресных школ и любых др. форм коллективного обучения детей религии. Стар-ство было лишено возможности готовить церковнослужителей. Функции стар. общин сводились лишь к проведению богослужений в храме и выполнению культовых обрядов.

Прокатившаяся по Латвии волна репрессий задела и стар-ство. Мн. деятели стар-ства были репрессированы. Был арестован и в июне 1941 расстрелян М. Каллистратов. В ссылке погиб предс. совета РГСО В. Кудрячёв. Виднейший исследователь стар-ства и рус. культурного наследия И. Заволоко провел в заключении и ссылке 18 лет. Во время 2-й мировой войны стар. общины были разрознены, мн. активные прихожане оказались оторванными от семей, деятельность общин сводилась лишь к удовлетворению дух. потребностей оставшихся верующих. За годы войны СЦ в Латвии не была скомпрометирована сотрудничеством с фашистами.

На протяжение сов. периода наиболее влиятельной орг-цией в беспоповстве была крупнейшая в мире РГСО. Ею совместно с ВСС в Литов. ССР, Московской поморской и Московской Преображенской общинами издавался "Старообрядческий церковный календарь". Значительными событиями церк. жизни были соборы СЦ 1966, 1974 и 1988. В конце 1980-х демократизация общества и развитие гласности привели к снятию ряда ограничений церк. деятельности. В феврале 1989 состоялся съезд стар-дцев Латвии, на кот. был создан Центральный Совет ДПЦ Латвии (до 2002 предс. был наст. И. Миролюбов). По решению съезда в окт. 1989 было открыто первое в СССР дух. училище с двухлетним сроком обучения. Кроме латвийских стар-дцев в училище обучались и представители Москвы, Ленинграда, Бел. и Литвы. Стал издаваться ежеквартальный журнал "Златоструй". Конец 1980-х ознаменовался активизацией стар. общин во всех сферах: дух., культурно-просвет., издательской, хоз.

Эта активизация получила новый стимул с восстановлением независимого Латвийского гос-ва. В 1992 был принят закон, согласно кот. церк. орг-ции восстанавливали свои права на землю, строения, имущество, принадлежавшие им до 21 июля 1940. Это стимулировало развитие хоз. жизни общин, а также традиционной для стар-ства благотворительной деятельности. Стали строиться новые храмы и энергичнее проводиться ремонтные работы в старых. Были освящены новые храмы в дер. Войтишки (1996), Прейли (1996), Дагде (1999), Илуксте (1999), пос. Калнциемс (2000). Позитивные сдвиги произошли во всех сферах деятельности - в религ.-просвет., учебной, издательской, хоз. Но в сер. 1990-х этим позитивным процессам был нанесен ощутимый ущерб в результате конфликта, кот. произошел в РГСО и в итоге затронул все стар-ство Латвии.

Первоначально конфликт был вызван недовольством прихожан предс. совета общины А. Каратаевым (с 1988), кот., используя имущество и финансы общины, развернул предпринимательскую деятельность; в результате РГСО был нанесен крупный материальный и моральный ущерб. На собрании членов общины в февр. 1995 был избран новый состав совета РГСО и восстановлен устав 1908. Хотя положение в общине нормализовалось (предс. ее совета вскоре был избран Ил. Иванов), раскол произошел и в Центральном Совете ДПЦ Латвии и привел к возникновению в латвийском стар-стве двух противостоящих группировок. Постепенно противоречия затухали и на съезде стар-дцев в сент. 2001 был избран новый состав Центрального Совета ДПЦ Латвии.

Новый конфликт, уже на догматической основе, возник в РГСО в связи со стремлением старшего наст. И. Миролюбова ввести священство. Меры противодействия попыткам ввести иерархию обсуждались на ряде совещаний, в частности совещания дух. центров ДПЦ, состоявшегося в Петербурге 7 июля 2002, на предсоборном совещании ЦС, ДК и РК ДПЦ Латвии в Екабпилсе 11 авг. 2003, что способствовало сплочению стар-ства. В настоящее время конфликты в стар-стве идут на спад, положение нормализуется, идет подготовка к съезду ДПЦ Латвии.

·Ист.: ДЛ; СЦК 1954-2002. Лит.: Волович А. И., "История староверия в Прибалтийском крае", Родная старина, 1927, пробный номер; Гузик А., Жилко А., Старообрядческие храмы Даугавпилса. Д-пилс, 1993; Заварина А. А., Русское население Восточной Латвии во второй половине XIX - начале XX века. Рига, 1986; Заволоко И. Н., История церкви Христовой. Рига, 1937; Заволоко И. Н., О старообрядцах г. Риги. Рига, 1933; Зимова 3. Н., Старообрядцы Екабпилса. Рита, 2003; Памяти Заволоко Ивана Никифоровича. Рига, 1999; Подмазов А. А., Церковь без священства. Рига, 1973; Поморский вестник, 1999—2004, № 1-14; Протопоп Аввакум: история и современность. Даугавпилс, 2003; Русские в Латвии. Из истории и культуры староверия. Рига, 2002; Старовер. Информационный вестник, 1997, № 11; Чешихин Е., Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края, I — IV. Рига, 1876-1882; Podmazovs A., Vecticiba Latvija. Riga, 2001. А. Подмазов

Категория: С | Добавил: - (2008.05.13)
Просмотров: 1201

Copyright MyCorp © 2017