Категории раздела

о словаре [6]
как пользоваться словарём, дополнения
А [2]
Б [3]
В [9]
Г [2]
Д [6]
Е [2]
Ж [1]
З [2]
И [1]
К [5]
Л [2]
М [4]
Н [2]
О [1]
П [8]
Р [5]
С [13]
Т [1]
У [1]
Ф [4]
Х [1]
Ц [1]
Ч [1]
Ш [1]
Щ [1]
Э [1]
Ю [1]
Я [1]
зеркала [1]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Счётчик тИЦ и PR




Воскресенье, 2017.06.25, 17:44
| RSS
WilStar
Главная
статьи


Главная » Статьи » Староверие Балтии и Польши » Р

Рагозины - раскол

РАГОЗИНЫ - служители СПЦ

 
Андриан Леонидович Р.
- наст. Миновской (Зарасайский р-н Литвы), Таллиннской (1961-1965) общин. Позднее служил в общинах Латвии.

 
Матвей Леонидович Р. (° 1903, дер. Поливарок, Н.-Алекс. у.
Ков. губ., Рос.имп., ныне Салакская сянюния, Зарасайский р-н Литвы; • 1992 ) - наст. Райстинишкской общины в 1982-1988, а также некот. др. общин Литвы и Латвии. С детства обучался церк. грамоте. Позже, работая сельским строителем, посещал храм, углублял свои познания богослужебного устава, знаменного пения, Святого Писания. После выхода на пенсию стал наст.

·        Ист.: Информация от M. M. Рагозина (° 1934), октябрь 1997 г. Записал В. Барановский. В.Б.


РАЗВОД, розвод — изложение сложных ("тайнозамкненных") крюковых комплексов (лиц и фит) с помощью простых знамен. Распространился в певческих книгах начиная с XVII в. В это же время Р. вышел из певческих руководств и был включен в сам текст песнопений. Р. пишется на полях певческих рукописей, иногда входит в сам певческий текст (при этом комплексы фит илилиц перемещаются на поле или вовсе не указываются). В рукописях Р. обозначается тремя первыми буквами церковнослав. алфавита - "РОЗ".

·        Лит.: Бражников М. В., Лица и фиты знаменного распева. Ленинград, 1984; Гарднер 1998, т. 1; Григорьев Е., Пособие по изучению церковного знаменного пения. Рига, 1992; Сборник знаменного пения 1984; Калашников Л. Ф., Азбука церковного знаменного пения. Москва, 1915; Музыкальная энциклопедия в 6 томах ,гл. ред. Ю. В. Кельдыш. Москва, 1973-1982. Н. Вакатова


РАЙСТИНИШКСКАЯ ОБЩИНА (ныне Зарасайский р-н Литвы), образована в сер. XIX в. после закрытия властями Дегуцкого храма (см. Дегуцкая община). Посланцы РО были участниками съезда стар-дцев Сев.-зап. края в Вил. (1906). После 1918 для восстановления храма прав-ство Литвы выделило лесоматериалы на сумму 1500 литов. В 1937 РО объединяла почти 1600 прихожан. До 100 детей стар-дцев училось на литов. яз., поэтому летом 1939 совет РО обратился к властям с просьбой открыть начальную школу с преподаванием на рус.яз. РО прилагала усилия к обучению детей церковнослав. грамоте; для этого открывались кратковременные курсы. Тяжкие бедствия принесла 2-я мировая война. Староверов дер. Рейстанишки (Райстинишкяй) едва не постигла участь мучеников Хатыни и Пирчюписа. Запертым в храме, им грозило сожжение за якобы причастность к убийству немецкого солдата. Спасли их рус.военнопленные, кот. взяли вину на себя.

 

Наст.с 1877 по 1930 здесь служили: Василий Портнов, Зиновий Самохвалов, Лазарь Ивановский, Никифор Худобченков, Клим Васильев, Федот Васильев (1901-1921), Федор Блинов, Иван Назаров. В последующие десятилетия дух.о. РО были Гавриил Бондарев, Игнатий Попов, Ефим Никитин, Матвей Рагозин, Федор Попов. В 1949 число прихожан возросло до 1800. Из-за начавшегося затем массового ухода сельчан в города РО стала необратимо уменьшаться. С сер. 1990-х РО испытывает значительные трудности. Храм бывает подолгу закрыт.

·        Лит.: Советская земля, 1965, 31 августа; Nemanis J., Zarasų rajono kultūros paveldas. Zarasai, 1995, p. 77. В.Б.


РАНЦЕВ Василий Архипович (° 1871; • 1972) - наст. Данилишкской и Солькеникской общин (Тракайский р-н Литвы). В 1968 отмечено его 97-летие и 60-летие служения в звании наст. На съезде СПЦ 1966 в Вил.был награжден грамотой президиума ВСС Литов. ССР за честный, безукоризненный и плодотворный труд "на благо Древлеправославной Старообрядческой Церкви - на благо староверия".

·        Ист.: Материалы собора 1966, с. ПО. Лит.: СЦК 1968.В. Б., Г. П.


РАСКОЛ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СЕРЕДИНЕ XVII В. - разделение РПЦ на сторонников официальной Церкви, возглавляемой патриархом Никоном, и ее оппонентов, к концу XVII в. получивших название стар-ства, или староверия. Это одно из самых драматических и трагических событий в истории рус.общества и, по мнению некот. исследователей, самое трагическое событие в истории РПЦ Инициатором церк. реформы по унификации рус. богослужебных книг и обрядов по греч. образцам (вместе со своим духовником Стефаном Вонифатьевым; • 1656), гл. вдохновителем ее исполнения патриархом Никоном, умело достигнувшим ее признания голосом иерархов рус. Церкви уже после Никона, был царь Алексей Михайлович. Для царя идея консолидации рус. Церкви с тогдашнею греч.сливалась с идеей полит. объединения под главенством рус. царя всех правосл. народностей, томящихся в турецкой неволе. После Смуты в нач. XVII в. Рос.выходила из относительной полит. и культурной изоляции, усилилось дух. общение рус. Церкви с Церквями правосл. Востока, рус.общество знакомилось с достижениями Зап. Европы, о путях и формах восприятия кот.рус. велись нескончаемые споры.

 

Ближайшим поводом к возникновению раскола послужили изменения обрядов и исправления церк. книг при патриархе Никоне. Вступая на патриарший престол, в 1652 он связал боярское прав-ство и народ торжественной клятвой дать ему волю устроить церк. дела, получив своего рода церк. диктатуру. Никон вступил в управление рус. Церковью с твердой решимостью восстановить полное согласие ее с греч. Церковью, уничтожив все обрядовые особенности, кот.рус. Церковь отличалась от греч.. Он стремился стать не просто всероссийским патриархом, а еще одним из вселенских и действовать самостоятельно. Он хотел дать действительную силу титулу "великого государя", какой он носил наравне с царем, все равно, было ли это снисходительно допущенная узурпация или неосторожно пожалованная "собинному другу" царская милость. Никон ставил священство не только вровень с царством, но и выше его. С ревностью и увлечением приступив к восстановлению согласия между рус.и греч. Церквями, Никон бросил вызов не только всему прошлому рус. Церкви, но и окружавшей рус.действительности - перед носителем вечной и вселенской идеи меркло все временное и местное. Как писал В. О. Ключевский, ревнуя о единении Церкви вселенской, Никон способствовал расколу своей поместной.

 

В новое издание служебной Псалтыри, вышедшей 11 февр. 1653, были введены по сравнению с прежними рус.печатными изданиями значительные перемены. На неделе, предшествующей Великому посту 1653, кот. приходилась на 20-27 февр., Никон разослал по московским приходам "память" (циркуляр), вкот., без согласования с церк. собором и видными деятелями Церкви, неожиданно и самовольно устанавливал троеперстие и сокращение земных поклонов при чтении молитв Ефрема Сирина. Боголюбцы, члены кружка ревнителей церк. благочестия, сложившегося к концу 1640-х вокруг царского духовника Стефана Вонифатьева, были потрясены самим распоряжением и его формой, а также проявленным Никоном пренебрежением к рус.традиции в угоду грекам. Боголюбцы подали царю Алексею Михайловичу челобитную против действий патриарха. Протопоп Московского Казанского собора на Красной площади Иван Неронов стал руковод. первых противников реформ патриарха. Вслед за ним изобличать "новины" начали и др. ревнители - московские и провинциальные попы и протопопы.

 

Применяя маккиавелиевские методы борьбы, патриарх Никон рассылал своих бывших друзей по ссылкам и отдаленным монастырям. В 1653 якобы за раздоры с причтом его же прихода с Ивана Неронова сняли скуфью, а сам он был выслан в Каменно-Островский монастырь в Вологодском у. Священника московского Казанского собора Аввакума, составившего текст петиции царю, спасло от расстрижения заступничество царя, но ссылка в Сибирь его не миновала. Даниил Костромской, участвовавший в подаче челобитной царю, был выслан в Астрахань, где и скончался в земляной тюрьме. На поместном соборе 1654 Никон постарался показать, что его реформаторская деятельность опирается на согласие и одобрение целого собора, а не является его личным делом или делом небольшого кружка лиц, пусть даже сильных и влиятельных. Собор согласился с доводами патриарха исправить печатные богослужебные книги "по старым харатейным и греческим" книгам. Семеро из тридцати пяти, т. е. одна пятая часть участников собора, отказались санкционировать предложения патриарха. Епископ Павел Коломенский, не согласившийся на исправление некоторых мест рус.книг, сразу же после собора был арестован, избит и сослан в Новгородскую обл., где, по-видимому, был задушен или заморен голодом. Однако то, что Коломенский епископ Павел открыто и решительно стал на сторону оппозиции реформам Никона, придало ей большую устойчивость и авторитетность в глазах рус.общества.

 

Несмотря на то, что решения собора касались только сравнительного изучения рус.устава по старым спискам и исправления его в случае расхождения с этими списками, Никон отдал распоряжение Печатному Двору немедленно приступить к исправлению рус. богослужебных книг по новым греч. изданиям. 1 апр. 1654 начинает печататься новое издание Служебника. В марте 1655 Никон уже публично выступил против старинного рус.крестного знамения двумя перстами. Для этого он воспользовался авторитетом и поддержкой пребывавшего в Москве Антиохийского патриарха Макария. Во время проповеди в Успенском соборе Кремля в неделю православия Никон сделал резкий выпад против рус.перстосложения, а затем попросил патриарха Макария высказаться по этому поводу. Макарий торжественно заявил через переводчиков собравшемуся в Успенском соборе народу, что на правосл. Востоке крестятся тремя перстами, а не двумя.

 

Никон торопился со своими церк. реформами. 25-31 марта 1655 он созвал собор с участием патриархов Антиохийского Макария и Сербского Гавриила. К этому времени приглашенный из Киевской коллегии книжный справщик, переводчик монах Епифаний Славинецкий, и др. помощники патриарха успели приготовить целую программу изменений устава и подготовили новый текст Служебника, переведенный с греч.по совету Макария. Помня страшный пример расправы над Павлом Коломенским и видя твердую поддержку Никона царем и двумя патриархами, собор принял все поправки. Как пишет дьякон Павел Алеппский, патриарх Никон подчеркнуто заявил перед собором: "Я русский, сын русского, но мои убеждения и моя вера греческая". Однако часть членов собора, не смея выступить открыто, говорили про себя: "Мы не переменим своих книг и обрядов, кои мы приняли издревле". 31 авг. 1655 было отпечатано новое издание Служебника. Ссылки на старые рус.и греч. грамоты и книги в нем были намеренным искажением истины. Вместо этого, Епифаний Славинецкий и Арсений Грек попросту воспользовались венецианским изданием греч. Служебника 1602. Так как рус.текст еще сохранял остатки древнегреч. студийского устава, а новогреч. был целиком развит на уставе иерусалимском, разночтений между ними нашлось немало. Наиболее значительными поправками этих разночтений в новом никоновском Служебнике 1655 были следующие: переход от двоеперстия при крестном знамении к троеперстию; исключение из восьмого члена символа веры слова "истинный"; переход от пения "аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе Боже..." к "аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя..."; исключение служб о перекрещивании католиков и иных инославных; печатание на просфорах четырехконечного креста вместо старорус. восьмиконечного.

 

Во время торжест. богослужения на неделе православия, 24 февр. 1656, Никон и три восточных иерарха служили в Успенском соборе в присутствии царя со свитой и множества народа. После того, как дьякон возгласил анафему всем противникам правосл., по настойчивым настояниям Никона патриарх Макарий вышел перед царем и народом и, показав троеперстие, сказал, что так подобает креститься всякому правосл. христианину, а кто делает не так, "той проклят есть". Вслед за Макарием проклятие на двоеперстников повторили Сербский патриарх Гавриил и Никейский митрополит Григорий.

 

Опираясь на авторитет и поддержку пребывавших тогда в Москве восточных иерархов, торжественно провозгласивших проклятие на двоеперстие, Никон решился нанести своим оппонентам последний удар - подвергнуть их, как еретиков, окончательному отлучению от Церкви и анафеме. 23 апр. 1656 собор при участи трех патриархов узаконил троеперстное знамение и еще раз отлучил от Церкви всех отказывающихся креститься по-гречески. Но Никону этого было недостаточно. 18 марта после службы, совершенной рос.и Антиохийским патриархами, Макарий прочитал проповедь о протопопе Иване Неронове, кот. Никон ранее ему характеризовал как еретика и порицателя догматов Церкви. Макарий сравнил Неронова с александрийским протопопом Арием и отлучил протопопа со всеми его последователями от Церкви. Собор 1656 закончил программу никоновских нововведений, а церемония проклятия Неронова и его последователями завершила первую серию отлучений и проклятий с участием восточных патриархов.

 

Итак, в активнейшей части рус.общества в 1650-е началось и быстро росло разделение на две противоборствующие группы - сторонников реформ, считавших прежние порядки рус. Церкви порождением невежества, и противников реформ, считавших "Никоновы новины" порождением зла. Никон менял обряды, отходя от решений Стоглавого собора 1551. Он и его справщики меняли слова древних священных молитв, вводили в книги небывалые рассуждения о великих догматах веры. Менялось облачение священнослужителей, менялось устройство церквей. Распоряжения Никона показывали рус. правосл. обществу, что оно до сих пор не умело ни молиться, ни писать икон, а духовенство ак следует совершать богослужения. В Московской Руси не только содержание, но и форма могла восприниматься как отражение Божественной истины, а богослужебные книги плохо отличали от Священного писания. Поэтому книжная справа Никона возбуждала вопрос: неужели и Божественное писание неправо? Что же после этого есть правого в рус. Церкви? Смущение и тревога рус.усиливались еще и тем, что все свои распоряжения патриарх вводил порывисто и с необычайным шумом, не подготовляя к ним общества и сопровождая их жестокими мерами против непослушных. Обругать, проклясть, избить, сослать неугодного человека — такие были приемы его пастырства. Росло сопротивление реформам Никона, росли и преследования, затронувшие как иерархов и духовенство рус. Церкви, так и ее многочисленную паству. Внося личную вражду в церк. дело, Никон одновременно и ронял свой пастырский авторитет, и украшал страдальческим венцом своих противников, а разгоняя их по Рос, снабжал далекие и глухие ее углы умелыми распространителями староверия. В рус.церк. обществе ширилась и разгоралась тревога. В происходящем часть древнерус. книжников начали предчувствовать наступление царства антихриста или все яснее видели роковые знаки последних времен.

 

Видимо, из-за осложнившегося личного положения и обострившихся отношений между ним и царем, в середине 1658 Никон перестал быть главой рус. Церкви и не принимал никакого участия в управлении Церковью. Официально возглавил Церковь митрополит крутицкий Питирим, но фактически это место занимал царь, все больше и больше вмешиваясь в окормление рус. Церкви. Только в 1667, после низложения Никона собором, создавшееся в рус. Церкви на восемь лет довольно странное положение было наконец разрешено и новый патриарх выбран.

 

1658-1666 способствовали дальнейшему развитию борьбы между прав-ством и иерархией, с одной стороны, и сторонниками старого обряда, с другой. Единство Церкви страдало все больше и больше от сомнений и взаимных обвинений. Иван Неронов, с кот.еще Никон в 1657 снял отлучение и запрещение служить и даже позволил ему служить по старому Служебнику, уже был не один в своей борьбе за старую церк. рус. традицию и со всех сторон страны в Москву шли все умножавшиеся протесты против правки книг. Поняв уход Никона, как результат выражения ему недоверия царя, защитники церк. старины воспрянули духом и засыпали царя челобитными, надеясь склонить его к восстановлению старого устава. Но ни царь Алексей Михайлович, ни двор совершенно не были намерены останавливать развитие секуляризационных мероприятий и возвращаться к положению конца 1640-х-нач. 1650-х, когда протопопы-боголюбцы играли решающую роль в церк. делах и стремились провести дальнейшее оцерковление гос-ва и общества. Новые обряды уже стали частью церк. порядка московского гос-ва и всякое отступление от них очень раздражало царя. При таком настроении царя шансов на возвращение к старому обряду было мало. Несмотря на все уговоры царя и его посланцев не обострять отношений между руководством Церкви и противниками правки книг, протопоп Аввакум был крут и непреклонен. Дом боярыни Феодосии Морозовой, в кот.в нач. 1664 остановился вернувшийся из сибирской ссылки Аввакум, стал оплотом старой веры в Москве. Движение против никоновских реформ в стране - в Москве, в лесах между Волгой и Белым морем, в Астрахани, наДону и в Сибири - приобретало все более широкий размах, а иногда и опасный характер (самосожжения). Царь и Церковь быстро теряли контроль над массами рус.верующих людей. Прав-ство стало принимать срочные и крутые меры. Началась расправа с оппозицией. В авг. 1664 Аввакум был арестован и сослан в Мезень. Осенью того же года целые военные экспедиции были посланы на поиски и уничтожение поселений сторонников старого обряда в леса к востоку и северу от Москвы: в Вязниковские леса, в среднее Поволжье, в р-ны Костромы и Вологды. В нач. 1665 в Вологду был сослан старик Иван Неронов. В дек.того же года были арестованы видные "церковные мятежники" - дьякон Федор и поп Никита Добрынин. Др. были задержаны и посажены под наблюдение. Одновременно с этим шли приготовления к собору. Но собор, созыва кот.так ожидали сторонники старого обряда, стал оружием в руках царя и обманул их ожидания. Ни представители белого духовенства, ни миряне, как об этом просил Неронов, не были приглашены на собор, и ни один из защитников рус.богослужебной традиции и старого обряда не стал его участником.

 

Первая часть официальных заседаний собора происходила с 29 апр. по 2 июля 1666 в Москве с участием только рус.епископов и архимандритов. Собор занялся разбором дела четырех представителей "церковного мятежа": суздальского священника Никиты Добрынина, благовещенского дьякона Феодора, протопопа Аввакума и священника Лазаря из Романова-Борисоглебска, кот.не был еще привезен из Мезени и поэтому дело его разбиралось заочно. Не добившись от подсудимых никаких покаяний, собор лишил их сана, отлучил от Церкви, а их писания предал проклятию. В свою очередь отлученные от Церкви прокляли отлучавших. Лазарь был осужден заочно за его мятежные челобитные. Правда, 2 июня Феодор и Никита раскаялись и подписали требуемые от них грамоты.

 

Собор конца 1666 и 1667, с участием прибывших в Москву Александрийского патриарха Паисия и Антиохийского патриарха Макария, осудил бывшего патриарха Никона (12 дек. 1666), избрал новым патриархом настоятеля Троице-Сергиевой обители, архимандрита Иоасафа (31 янв. 1667) и рассмотрел "Правила" отношений между Церковью и гос-вом. В сер.апр. 1667 собор принялся за "церковных мятежников". Сначала собор судил ранее покаявшихся и новых менее важных представителей оппозиции. За ними наступила очередь Аввакума, дьякона Феодора, соловецкого инока Епифания, старика Никифора из Симбирска и отца Лазаря. Все четверо были отлучены от Церкви и приговорены к ссылке на дальний север в Пустозерск (ныне Архангельская обл.). Кроме того, Епифаний и Лазарь подверглись дополнительной экзекуции - отрезанию языка (2 авг. 1667). Собор, целиком находившийся в руках греч.патриархов и его организаторов, принял все никоновские реформы, проведенные в соответствии с тогдашней греч. практикой и богослужебными текстами. Собор не только высказался в защиту никоновских нововведений, но 13 мая 1667 строго осудил сторонников старого обряда.

 

Собор не помог восстановить единство рус. Церкви; наоборот, углубил расхождение между прав-ством и иерархией, с одной стороны, и сторонниками старорусской традиции, с др. Изменился и характер борьбы. До собора борьба за обряд происходила внутри Церкви. Анафемы собора поставили защитников старого благочестия, с ортодоксальной точки зрения, вне Церкви, но при этом и саму Церковь лишили канонической и моральной власти над ними. Возмущенные сторонники старого обряда считали, что постановления соборов 1666 и 1667 были "дьявольским наваждением". Аввакум горячо и вдохновенно убеждал царя, что в старом рус.правосл., кот. так немилостиво проклято собором, нет ни малейшей погрешности. "Мы содержим истинную и правую веру, - писал он царю, мираем и кровь свою проливаем за Церковь Христову". Деяния и постановления соборов 1666 и 1667, с точки зрения совр. стар-дцев, внесли большую смуту в умы рус.людей и породили раскол на "древную, народную Церковь" и "новую, правительственную Церковь". В связи с этим совр. философ М. О. Шахов писал, что "раскол не был отделением антицерковно настроенных сектантов, отрицанием института иерархии вообще", а "произошел разрыв с данной конкретной иерархией, совершившей неприемлемые, с точки зрения защитников Православия [стар-дцев], действия".

 

С этого времени древлеправосл. стало не только религ. настроением, но и особым церк. обществом, возникшим в результате раскола РПЦ. Много мужества и уверенности в правоте своего дела требовалось от сторонников старого обряда, чтобы продолжать сопротивление и создать свои религ. общества. На протяжении нескольких десятилетий после соборов 1666 и 1667 староверы продолжали обличать церк. изменения, обращаясь к царю и надеясь, что власть вернется к святой старине и раскол можно будет преодолеть. Они предлагали провести прения о вере перед всем народом. Царь, патриаршая Церковь и гос-во ответили жестокими репрессиями и казнями. Кроме того, еще Большой московский собор принял постановление об "еретиках и раскольниках", предписывавшего староверов также передать гражданскому суду. Источником для выработки такого сурового взгляда была более древняя практика Церкви. Когда наконец прав-ство царицы Софии в указе от апр. 1685 признало староверов врагами гос-ва, подлежащими преследованию и наказанию, староверие было поставлено в оппозицию не только господствующей Церкви, но и гос-ву. Это вмешательство гос-ва повлияло и на само староверие (отношение к царю, приведшее, между прочим, к разделениям среди стар-дцев-беспоповцев), и на попытки патриаршей (синодальной) Церкви вернуть извергнутых на "истинный путь".

 

Вначале стар-ство было прежде всего религ.-обществ. оппозицией реформам Никона, не имевшей своей более или менее разработанной программы или доктрины. Богословствование раннего стар-ства было защитой старой рус.традиции и критикой церк. реформы. Однако к концу XVII в. перед староверами возникла необходимость решения ряда богословско-догматических и мировоззренческих проблем, как в теоретическом, так и в практическом плане. Староверы не имели своих епископов. Священники старого рукоположения постепенно вымирали. Но без епископов и священников не могло быть истинной полноты правосл. Церкви. Одна часть стар-дцев — поповцы - пришла к утверждению, что, хотя патриаршая Церковь и повреждена ересью, но переходящие от нее в стар-ство священнослужители продолжают оставаться носителями благодати. Др. часть стар-дцев - они называются беспоповцами -считала, что последние времена уже наступили, антихрист воцарился, благодать в никонианской Церкви иссякла и истинного священства в ней нет. Значительная роль в раннем стар-стве-беспоповстве, решении задач орг-ции церк.-богослужебной практики и ее догматического обоснования, принадлежит Феодосию Васильеву и братьям Андрею и Семену Денисовым.

 

Т. о., в результате раскола РПЦ в сер. XVII в. в рус.православии сформировалось два основных направления - собственно православие (новообрядчество) и древлеправосл. (староверие, стар-ство).

·        Лит.: Бубнов Н. Ю., Старообрядческая книга в России во второй половине XVII в. Санкт-Петербург, 1995; Демкова Н. С, Сочинения Аввакума и публицистическая литература раннего старообрядчества: Материалы и исследования. Санкт-Петербург, 1998; Живов В. М., "Религиозная реформа и индивидуальное начало в русской литературе XVII в.", Из истории русской культуры, т. III (XVII -начало XVIII). Москва, 1996, с. 460-485; Житие Аввакума и другие его сочинения, сост., вступ. ст. и коммент. А. Н. Робинсона. Москва, 1991; Заволоко И. Н., История церкви Христовой. Рига, 1990; Зеньковский 1995; Каптерев Н. Ф., Патриарх Никон и Царь Алексей Михайлович. В 2-х тт. Москва, 1996; Карташев А. В., Очерки по истории русской церкви, в 2-х томах. Москва, 1992; "Книга соборных деяний 1667 года", Деяния Московских Соборов 1666 и 1667 годов / Изд. братства св. Петра митр., 2-е изд. Москва, 1893, л. 1-8 об.; Ключевский В. О., Сочинения в 9-ти тт., т. 3. Курс русской истории, ч. 3, под ред. В. Л. Янина; послесл. и коммент. составили В. А. Александров, В. Г. Зимина. Москва, 1988; Краткая история СЦ 1989; Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский, История Русской Церкви, кн. 7: Период самостоятельности Русской Церкви (1589-1881). Патриаршество в России (1589-1720). Отдел 2. Москва, 1996; Мельников Ф. Е., Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви. Барнаул, 1999; Мир старообрядчества, вып. 4. Живые традиции: Результаты и перспективы комплексных исследований. Материалы международной научной конференции. Москва, 1998; Панченко А. М., "Русская культура в канун петровских реформ", Из истории русской культуры, т. III (XVII - начало XVIII). Москва, 1996, с. 9-261; Смирнов 1898; Смирнов 1909; Старообрядчество 1996; Поморские ответы [Репринтное переиздание 1911 г.]. Москва, 1995; Шахов 1997; Юхименко 2002, т. 1. Г. П.

Категория: Р | Добавил: - (2008.05.13)
Просмотров: 1676

Copyright MyCorp © 2017